Главная » Общество » Здоровое ядро якутского народа

Здоровое ядро якутского народа

Торгующие крестьяне обширного края

Своеобразной страницей в истории республики предстает жизнедеятельность купечества. Бурное развитие капитализма в России во второй половине XIX века вызвало к активному предпринимательству мощный поток инициативных, способных, деловых людей. Якутское купечество здесь не исключение.

За сравнительно небольшой период своим влиянием оно охватило почти все сферы общественно-экономической и в некоторой степени культурной жизни Якутии. Формирование якутских купеческих кланов уходит своими корнями в последнюю четверть XIX века. Процесс же расширения, наращивания капиталов и увеличение их числа относится к началу XX века. В Якутии начался процесс активного формирования местной буржуазии, который был прерван в октябре 1917 года.

В 1903 году вдова известного купца I гильдии, миллионера Апексима Михайловича Кушнарева–Хапсыы атыыhыт (Апексим–торговец) вместе с детьми – дочерью, купчихой II гильдии Анной Бушуевой и сыном, купцом I гильдии Петром Кушнаревым – учредили торговый дом «Наследники А.М.Кушнарева» с основным капиталом в 900 тысяч рублей.

В начале ХХ века рыночные отношения приобрели стабильный характер. На Ленских приисках якутскими купцами ежегодно сбывалось до 60 тысяч голов скота, 15 тысяч пудов масла. Товарный выход кожи колебался от 15 до 35 тысяч коровьих шкур и до 6 тысяч лосиных. Уровень рентабельности торговых оборотов купцов исчислялся миллионами. К примеру, фирма «Швецов и сыновья» в 1915 году приняла пушнину на 687 207 рублей, а продала на 605 749. «Наследники Кушнарева» в 1917 году приняли пушнину на 796 605 рублей, сбыли на 646 667. Появились якуты-миллионеры: Эверстов–Сэрбэкэ (Намский улус), Никифоров–Манньыаттаах уола (Восточно-Кангаласский улус) и другие. В хозяйствах местных богачей-якутов можно было увидеть паровые мельницы, механические молотилки, мощные многотонные морозильники-ледники, вырубленные в вечной мерзлоте.

 

От Якутии до Америки

В 1768 году Сенатом издан Указ об учреждении Якутской ярмарки. Это стало поворотным моментом в жизни области. Бывала ярмарка летняя, с открытием водного пути (июнь–август) и зимняя, с установлением санного, гужевого пути (декабрь–февраль). В Якутск съезжались якуты центральных улусов, слободские крестьяне, купцы и их приказчики из далекого Верхоянья, с Колымы и из других районов северо-востока Азии. Они привозили дорогие меха, мамонтовую кость, моржовые клыки, кабарговую струю, мясо, масло, шкуры оленей, медведей, лосей, зайцев, дичь, рыбу и т.д. Ежегодный оборот Якутской ярмарки достигал 1 миллиона рублей.

В 1903 году вдова известного купца I гильдии, миллионера Апексима Михайловича Кушнарева–Хапсыы атыыhыт (на фото) вместе с детьми учредили торговый дом «Наследники А.М.Кушнарева» с основным капиталом в 900 тысяч рублей.

В 1903 году вдова известного купца I гильдии, миллионера Апексима Михайловича Кушнарева–Хапсыы атыыhыт (Апексим–торговец) вместе с детьми – дочерью, купчихой II гильдии Анной Бушуевой и сыном, купцом I гильдии Петром Кушнаревым – учредили торговый дом «Наследники А.М.Кушнарева» с основным капиталом в 900 тысяч рублей. Свернув торговлю в Киренске, Кушнаревы приобрели торговый дом «Г.В.Никифоров и И.П.Антипин» и основали Северное торгово-промышленное товарищество. Торговый дом производил оптовую, розничную и ярмарочную торговлю мануфактурой, галантерейными, скобяными, бакалейными товарами. Широко практиковалось кредитование средних и мелких торговцев, скупали большими партиями ценную пушнину, мамонтовые бивни, кабарговую струю, которые затем сбывали на всероссийских Нижегородской и Московской ярмарках. Торговали с Китаем и Японией. В 1916 году торговый оборот наследников достиг 2,5 млн рублей.

Во время гражданской войны Петр Кушнарев эмигрировал в США. На заседании в мае 1920 года Якутский губревком национализировал имущество наследников. Известен факт, что на средства Кушнарева была вооружена добровольческая дружина белого генерала Пепеляева. В Америке Петр Апексимович создал фирму «Олаф Свенсок и К.». Он умер в эмиграции в 1940 году.

Прибыль для бедных

В 1911 году на деньги «Потомственного почетного гражданина» Николая Эверстова–Сэрбэкэ (Лохматый) учрежден Якутский городской общественный банк его имени. Банк выполнял все финансовые операции. По завещанию Эверстова, который умер в 1915 году, полученная прибыль должна была использоваться для устройства и содержания Дома призрения бедных. Но впоследствии, в 1920 году, большевики банк национализировали.

В 1911 году на деньги «Потомственного почетного гражданина» Николая Эверстова–Сэрбэкэ (Лохматый) учрежден Якутский городской общественный банк его имени.

Службу Николай Дмитриевич начал сборщиком податей, избирался старостой Предтеченской церкви, гласным Якутской городской думы. Память о себе в народе оставил добрую, так как был крупным меценатом. В дореволюционной России, как известно, купечество в зависимости от имущественного положения и торгового оборота делилось на три гильдии. Эверстов прошел все из них: в 1859 г. стал купцом третьей гильдии, в 1864 – второй и в 1888-м – первой, добившись права торговать во всех городах России.

Примечательно, что в годы гражданской войны, когда отряд чекистов прибыл к нему для конфискации имущества и ареста его самого, Николай Осипович предъявил документы и благодарности царской администрации за меценатство.

Сэрбэкэ был членом попечительских советов духовной семинарии, женской и мужской гимназий. Пожертвовал 5500 рублей вышеперечисленным учебным заведениям, по 1000 рублей на открытие Иркутского университета, установление памятника Александру III, на строительство дома трудолюбия в Якутске. 6500 рублей было им отдано на реставрацию старинной иконы Богородицкой церкви и на приобретение утвари, 1200 рублей отдал сиротам. На его средства была построена начальная школа в Намском улусе.

 Помилованный за меценатство

Почетный инородец Николай Осипович Кривошапкин (1831-1926) успешно исполнял должностные обязанности старшины, старосты Оймяконо-Борогонского наслега Баягантайского улуса. Как и все просвещенные люди того времени был известен своими крупными пожертвованиями: помогал бедствующим жителям своего улуса и мямельским эвенам (15 415 рублей), внес вклад в строительство церкви на реке Тарын в Сеймчане, помог отремонтировать восемь церквей (27 425 рублей). Заплатил подати и повинности своего наслега (27750 и 36750 рублей соответственно), помог открыть сберкассу, построить лечебницу, музей. Своим заявлением в областную земскую управу в 1919 году внес 30000 рублей, из которых 20000 рублей предназначались для содержания пансиона Оймяконского земского училища, а 10000 для учреждения капитала Оймяконско-Борогонского улуса.

Кроме того, ежегодно отдавал голодающим по 20-30 коров для пропитания и всегда содержал при своем хозяйстве 6-7 голодающих семей. Вплоть до начала 2000-х годов на углу улиц Орджоникидзе и Петра Алексеева стояла двухэтажная школа №5 на каменном фундаменте. Она была построена в 1912 г. на его средства. Ныне «пятая» носит его имя.

Примечательно, что в годы гражданской войны, когда отряд чекистов прибыл к нему для конфискации имущества и ареста его самого, Николай Осипович предъявил документы и благодарности царской администрации за меценатство. Так он избежал расстрела как классовый враг. Впоследствии все свои богатства он добровольно отдал советской власти…

Поднявшийся из народа

Еще одно имя якутского купца, передового человека своего времени, к сожалению, не так часто упоминается в республиканской печати и литературе. Это Степан Прокопьевич Алексеев–Боhуут (1867–1916) – голова Мархинского, ныне Нюрбинского, улуса, почетный инородец и мировой судья. Будучи совсем молодым, возглавил инородную управу, путем соединения пяти озер организовал орошение сенокосных угодий и построил участок тракта Сунтар – Вилюйск.

Степан Прокопьевич Алексеев–Боhуут будучи совсем молодым, возглавил инородную управу, путем соединения пяти озер организовал орошение сенокосных угодий и построил участок тракта Сунтар – Вилюйск.

Интересна этимология народного прозвища Степана Прокопьевича. По мнению известного ученого-топонимиста, исследователя якутских имен Михаила Иванова–Багдарыын Сюлбэ слово «боhуут» происходит от монгольского «боhо». Транскрибировавшись в якутский, его можно перевести, как «поднявшийся, выпрямившийся».

Первыми начали креститься якутские князьцы, подавая пример сородичам.

В своем улусе Босуут открыл пять торговых точек, скупал ценную пушнину у ессейских якутов Красноярского края, поставлял скот на золотые прииски. В исторических документах сохранились сведения, что Алексеев, прекрасно зная обычное право якутов и людские нужды, в судах словесной расправы II степени и как мировой судья справедливо разбирал самые сложные дела.

Процентами от суммы внесенных им денег погашались губернская и земская повинности Таркайского и Хорулинского наслегов, недоимки и подати других обществ. Жертвовал крупные суммы на строительство церквей, Мархинской начальной и Чаппандинской церковно-приходской школ, содержание бедных учеников Якутского духовного училища и проведение телеграфной линии Сунтар – Вилюйск.

Литургия на якутском

Необходимо отметить еще один момент, где большую роль сыграло якутское купечество. В 1859 году в Свято-Троицком кафедральном соборе Якутска состоялась первая литургия на якутском языке. Вел службу Иннокентий (Вениаминов). Якуты подали владыке просьбу о том, чтобы 15 июля навечно было объявлено днем праздничным, поскольку они в этот день в первый раз услышали божественное слово в храме на родном языке. Так началось богослужение на якутском, которое в конце XIX века распространилось по Якутии практически повсеместно. Тогда же большой толчок приобрело строительство церквей. Каждый наслег, как бы соревнуясь, строил свою. Церкви и часовни возводились силами населения, без принуждения сверху, добровольно. При этом большую роль сыграла состоятельная часть жителей, особо выделялись меценаты, не жалевшие средств и крупных взносов, – Идельгин, Терешкин, Захаров и многие другие.

Кстати, что касается христианизации северного края, то принимались ряд мер, дабы приблизить местную паству. Например, в 1720 году царским указом введены льготы принимающим христианство якутам, они освобождались от всяких сборов и податей на три года. Первыми начали креститься якутские князьцы, подавая пример сородичам.


Говоря о деятельности якутских купцов, основоположник якутской художественной литературы Алексей Елисеевич Кулаковский в своем знаменитом «Письме якутской интеллигенции» писал, что они составляют «…будущее здоровое ядро якутской народности; между ними встречаются, как я хорошо убедился в этом, люди с благородным порывом замечательного патриотизма, ожидающие только всеобщего воззвания к культуре и просвещению и готовые поступиться тысячами из своих доходов ради блага Родины»…

 

Георгий СПИРИДОНОВ

 

 

24.08.2018
0
0
 866

Газета ЯкутияСмотреть все записи

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

девятнадцать − девять =