Главная » Культура » Я – за Колесова!

Я – за Колесова!

Славное имя для Театра Олонхо

 При предыдущем руководстве НВК «Саха» были стерты все 150 моих фондовых телепередач, хотя по Закону об архивах сначала должны были передать копии в Госкинохранилище киноаудиовидеоматериалов. А я так хотела привести в данной статье квадратик QR- кода, сфотографировав который, читатели через 3 секунды (!) могли бы увидеть и услышать на экране их телефонов видеорассказ Гаврила Гавриловича Колесова о своём первом детском впечатлении от грампластинки Устина Нохсорова.

Тогда все согласились бы с моим наблюдением: у Г.Г.Колесова был не только абсолютный слух, передавшийся его детям-музыкантам, но и фотографическая память! Через столько лет в телепередаче 1970-х годов об У.Г. Нохсорове он запел его тембром, непроизвольно воспроизведя даже характерный шип иглы патефона!

Судьба вела Г.Г.Колесова (1932-1997 гг.) через множество испытаний. Закончил он всего 3 класса – началась Великая Отечественная. Малолетку назначали поводырем быка, носильщиком еды сенокосчикам, сборщиком колхозных урожаев, возчиком дров, а дома он ухаживал за детьми старшей сестры без зятя, погибшего на фронте.

Гаврил Колесов досконально освоил письменно изложенное олонхо, создал авторские индивидуальные музыкальные характеристики многочисленных персонажей.

В 15 лет певец и заводила молодежи возглавил художественную самодеятельность родного села Баатара, а в 16 лет стал директором клуба (1948).

Сдавая в Якутске колхозное мясо, однажды он решился пройти прослушивание в Радиокомитете у Г.М. Кривошапко (его будущего ангела-вдохновителя, немало сил приложившей к организации его записей олонхо на Всесоюзной фирме «Мелодия»). Конечно, он был принят в Хор Радиокомитета (1950).

Дальнейшая карьера величайшего из олонхосутов XX века была столь стремительной, что можно догадаться, чем жил все годы до Якутска молодой Колесов: исполняя, слушая, читая олонхо, размышляя о нем, копя в себе коллекции напевов (магнитофон ему не был нужен!).

Как сформировалась миссия его жизни: оживить своим исполнением пока молчавший «Нюргун Боотур Стремительный» (а может, ждавший только его?) – гигантский книжный эпос репрессированного создателя?

Вы сами пробовали хотя бы глазами прочесть три тома Ойунского или сокращенный перевод В. Державина?

А теперь представьте, как арест и расстрел П.А. Ойунского поразили сердце нации! Это был жестокий период трагедий разочарования в справедливости новой власти!

Люди приходили на работу на полтора часа раньше, чтобы успеть на объявленное начало всереспубликанской премьеры – в полном смысле слова – ожившего олонхо П.А. Ойунского.

Вот в каких обстоятельствах запрета имени и всех произведений безвинно убиенного лучшего из сыновей якутского народа возник замысел непревзойдённого творческого подвига Г.Г. Колесова: он досконально освоил письменно изложенное олонхо, создал авторские индивидуальные музыкальные характеристики многочисленных персонажей. Такое можно было реализовать только, следуя пламенной клятве!

И вот после реабилитации П.А. Ойунского в эфире Якутского радио зазвучало зрелое (теперь через полвека прямо скажем – гениальное) исполнение 24-летнего олонхосута Гаврила Колесова!

Тогда в домах не было «радиотарелок». И как хорошо, что запрещенное олонхо слушали не по своим углам, а все вместе в клубах! Говорят, люди приходили на работу на полтора часа раньше, чтобы успеть на объявленное начало всереспубликанской премьеры – в полном смысле слова – ожившего олонхо П.А. Ойунского.

Все жившие тогда олонхосуты и знатоки, преклонив с уважением головы, признали величие создателя уникальной музыкальной драматургии, высокое мастерство певческого и актерского перевоплощения, стройность структуры композиции воссозданного из небытия никогда не звучавшего эпического памятника!

И вот после первых Вечеров якутской литературы и искусства в Москве – в 1958 году Г.Г. Колесов был приглашен в труппу Якутского государственного музыкально-драматического театра директором Захаром Тимофеевичем Тюнгюрядовым (супругом Г.М. Кривошапко).

В книгах воспоминаний о моем отце П.М. Решетникове есть воспоминание Г.Г. Колесова о передаче ему первым исполнителем роли Сорук Боллура всех секретов пения всадника и «независимого» поведения носимой на невидимых ремнях лошадки, «не повинующейся» хозяину (надо бы сейчас воссоздать эту самостоятельную, к сожалению, утраченную партию лошадки, без которой образ стал скучен).

А для нас важно то, что молодой Г.Г. Колесов заинтересовался появившимися магнитофонами, постепенно заменившими «живые» концерты хора и солистов в радиоэфире.

Предлагая присвоить имя Гавриила Гавриловича Колесова Театру Олонхо РС (Я), желаю коллективу стать достойными продолжателями его служения олонхо.

Судьба Гаврила Гавриловича как актера и писателя – члена Союза писателей СССР – была счастливой со стороны всенародного признания. Но близким людям было горько осознавать недопонимание молодым руководителем Саха театра величия основного жизненного поприща их отца – служения олонхо, трагедию недопущения на сцену олонхо в его исполнении! Каково было слушать в адрес лучшего представителя народного профессионализма оскорбительное «самодеятельность»? И как поднялась рука вычеркнуть накануне вылета в Париж имя именно Г.Г. Колесова, уже получившего визу, из списка участников концерта в Штаб-квартире ЮНЕСКО в честь 100-летия П.А.Ойунского! А как его подставили, формально выдвинув на Госпремию им. П.А.Ойунского и не отстояв его (он ее получил впоследствии посмертно)!

Коллективное исполнение олонхо, с которым справедливо связывают идею зарождения Саха театра в начале XX века, было признаком угасания традиционно сольно исполняемых олонхо – древних эпических версий сотворения мира во времена, «когда земля была маленькой», и появления на ней спускаемых богами в Средний мир первопредков родов/улусов.

В разных культурах подобный переходный процесс завершения устных эпических традиций знаменовался появлением великих составителей книжных эпосов: Гомера – у греков; Элиас Леннрот из сохранившихся осколков составил свод карело-финского эпоса «Калевала»; германо-скандинавские саги собрали: «Старшую Эдду» — Сэмунд Мудрый, «Младшую Эдду» — Снорри Стурлуссон и т.д.

Но типы интонирования у перечисленных признанных до появления ЮНЕСКО самой Историей шедевров устного нематериального наследия, к сожалению везде утрачены. Нам повезло – мы обладаем обобщенными живыми эпическими традициями и в книжной версии, и в полноценной аудиозаписи олонхо «Нюргун Боотур Стремительный», оставленными на века дуумвиратом живших почти в одно время П.А. Ойунским и Г.Г. Колесовым.

Предлагая присвоить имя Гавриила Гавриловича Колесова Театру Олонхо РС (Я), желаю коллективу стать достойными продолжателями его служения олонхо.

Ваша цель – на основе творчески освоенных идеологических принципов древнего театра «Кабуки» найти свою эстетику на путях сохранения и воссоздания древних традиций и эстетики.

Вас будут искушать режиссеры, вещающие о «неизбежной шоуизации олонхо», ведь они воспринимают народный продукт как полуфабрикат, который, как и любая пьеса, просится в обработку, доделку. Перед ними пример Голливуда, превращающего сюжеты древнегреческого эпоса в «экшн» с боями, чудовищами, постельными сценами. Уже была попытка А.С. Борисова после «Кыыс Дэбилийэ» поставить «Туйаарыму-Куо» П.А. Ойунского, где вместо дьэ-буо персонажи пели под оркестр песенки Василия Зырянова! После нашего возмущения постановка была отменена, но, боюсь, что песни с оркестровкой и готовые костюмы оперетты (клёво же!) еще всплывут в будущем.

Ученице Г.Г. Колесова Степаниде Борисовой пожелаю ввести требования аттестаций актеров на знание лейтмотивов ее Учителя – не только «Нюргун Боотура», но и «Эрчимэн Бэргэна» С. Васильева-Борогонского – малоизученных пластинок Московского филиала «Мелодия» (1961). Поощряйте участие в конкурсах олонхосутов (это же самостоятельная работа!), гастроли, сольно представляющие классическое олонхо, стоящее особняком в контексте тюрко-монгольских и тунгусских эпосов.

Присвоение имени Г.Г. Колесова, выполнившего заданную себе миссию возвращения к жизни молчавшего «Нюргуна», станет для Театра Олонхо знаменем верности традициям Олонхо и поможет определить свою миссию.

П.А. Ойунский Г.Г. Колесов
Создал энциклопедию доведенных до литературных эталонов традиционных сюжетных мотивов и типических мест (формул). Создал энциклопедию доведенных до шедевров индивидуальных музыкальных характеристик – прямой речи всех (!) персонажей грандиозного книжного памятника якутского героического эпоса.
Про П.А. Ойунского-певца нигде не упомянуто. Но он, безусловно, владел таттинской школой дьэ-буо.

Сохранить наш эпический звукоидеал (так во всем мире поют только саха!) – веками передававшиеся особенности песенного способа общения со своими богами – сакральными адресатами – насущная задача, стоящая перед всей культурой народа саха. В бытность П.А.Ойунского такой проблемы не было. Никому в голову не приходило придумывать инновации. Не осознавалась сама магическая репутация способности именно этого стиля пения прорвать с дымом жертвоприношения белой пищи (кумыса, оладей) границу между мирами и быть понятым «там». Так во всех церквах до сих пор звучат особе типы интонирования – магических способов общения с иным миром.

Ни один из традиционных олонхосутов, обычно владеющих какой-то одной локальной родовой / улусной манерой исполнения протяжного с кылысахами  пения дьиэрэтии ырыа (стиль А) – сохраненного живой традицией уникального способа коммуникации алгысчитов (белых шаманов) с айыы Верхнего мира – не смог бы создать такое разнообразие песен в этом стиле, маркирующих будущее разнообразие улусных различий в применении кылысахов  у эпических потомков небожителей –первопредков ширящихся будущих родов / улусов.

 

Не имевший народного термина эпический стиль пения мужских персонажей Нижнего мира был назван мной имитацией кутуруу – стиля пения черных шаманов от имени «явившихся» помощников, среди которых были как грозные (В), так и комические духи сладострастия кэлээни и муосааны (С).

 

В разнообразии стиля пения богатырей и духов-хозяев Нижнего мира (В) и песен комических персонажей: женщин абаасы, Сорук Боллура (С) Г.Г. Колесову – исполнителю Саhыл Ойууна в «Красном шамане» П.А.Ойунского – не было и, видимо, не будет равных по обилию индивидуальных напевов.
Хотелось бы здесь высказать социальный заказ подготовившей к изданию подлинные шаманские тексты из С-Петербургского архива А.А. Попова талантливому археологу, этнографу, профессору Р.И. Бравиной: исследовать текст поэмы П.А.Ойунского «Красный шаман» не с литературоведческой, а с точки зрения раскрытия подтекстов шаманской поэзии, непревзойденным знатоком которой был автор названной поэмы.

 

Для постановки поэмы на драмсцене идеологи развития Саха театра В.В. Местников, П. Васильев, Г.М. Туралысов, С.А. Григорьев тайно приглашали на репетиции шаманов (однажды папа дома ночевавшему другу из Бахсы рассказывал о самом Протасове). Поэтому можно сохраненные живой актерской традицией от В.А. Саввина, Л.Л. Сергучева, Г.Г. Колесова песни из «Красного шамана» считать подлинными памятниками утраченного тайного стиля кутуруу – пения шаманов от имени вошедших в них духов-помощников Нижнего мира, прирученных во время обряда посвящения в шаманы эттэнии.
25.09.2017
5
0
 704
Аиза Решетникова

Аиза РешетниковаСмотреть все записи

Народная артистка РС (Я), директор созданного ею Музея музыки и фольклора народов Якутии, кандидат исторических наук, заслуженный работник культуры РФ (2004). Организатор четырех международных научных конференций: «Шаманизм как религия: генезис, реконструкции, традиции» (1992), «Музыкальная этнография тунгусо-маньчжурских народов» (2000), «Фольклор палеоазиатских народов» (1-я – 2003), «Фольклор палеоазиатских народов» (2-я – 2016).
На основе ее структурных Таблиц воссоздания музыкальной драматургии олонхо, записанных от руки в «домагнитофонную эру», Андреем Борисовым были поставлены спектакли «Кыыс Дэбилийэ», «Строптивый Кулун Куллустуур».

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.