Главная » Культура » Высокий полет «Царь-птицы»

Высокий полет «Царь-птицы»

О Московском кинофестивале рассказывают исполнители главных ролей

Пресс-конференцию исполнители главных ролей в фильме Эдуарда Новикова «Царь-птица» дали, явившись, что называется, с корабля на бал, чуть не с трапа самолета. Из Москвы они вернулись 25 апреля и рассказывали все это, еще пребывая в ожидании результатов конкурса, которые, как мы теперь знаем, оказались для якутского кино триумфальными.

 Испытание на прочность

Степан Петров – артист Кердемского народного театра – пошутил: «На эту роль меня, наверное, из-за худобы выбрали. В те годы люди излишней упитанностью не страдали».

Впрочем, опыт у него большой: в народном театре играл задолго до того, как он получил это звание. И в кино снимался, правда, в эпизодах: «засветился» в дипломной работе Семена Аманатова (оператора «Царь-птицы») и фильме «Куоратчыт» Никиты Аржакова.

Однако бесчисленное количество дублей, да еще и на морозе, стало для него настоящим испытанием на прочность.

Его партнерша по фильму – заслуженная артистка РС(Я) Зоя Попова (Саха театр) добавила: «Да, мерзли мы очень. Но вся съемочная группа – молодые ребята – жили только работой, не замечая ни холода, ни других неудобств. Бывало, что во время обеда за неимением стола еду на санях раскладывали. Но никто не жаловался.

Оператор снимал, сидя на снегу, а то и вовсе лежа, спал по два часа в сутки. Как тут капризничать? Тем более что Эдуард Алексеевич нас со Степаном сразу на роли утвердил, без проб. Почему – не знаю».

«Критики за нами даже в туалет ходили»

Реакция на известие об участии в Московском кинофестивале у них тоже была одинаковая.

«Я ехать не хотел, — честно признается Степан Петров. – Но тут весь наслег поднялся: все наши предприятия скинулись – кто сколько может, и якутскую одежду для меня по всей округе собирали. Как тут не поедешь?

А в национальном на фестивале был только я, и как мне показалось, к моему костюму у публики интереса было больше, чем ко мне. Но он ведь тоже Якутию представлял.

Ох, и трудная это задача, скажу я вам. Когда мне телевизионщики сказали, что будут брать у меня интервью, испугался – как перед камерой по-русски говорить? Нашли переводчика. А я от волнения и по-якутски говорить разучился».

Зоя Попова: «Такое впечатление, что критики за нами даже в туалет ходили. Я дождаться не могла, когда вернусь домой и отдохну от этого безумия».

«Двигатель» якутского кино

Зоя Гаврильевна тоже поехала на фестиваль только под нажимом продюсера Сарданы Саввиной. О ней она говорит так: «Сардана – особенный человек, и в наше кино пришла в самое нужное время. Его ведь мало снять, его еще продвигать нужно».

«Двигатель» якутского кино тоже присутствовала на пресс-конференции.

«Это беспрецедентный случай, – подчеркнула Сардана Саввина. — Наши актеры с начала года участвовали в двух фестивалях класса «А»: на Берлинале с фильмом болгарского режиссера Милко Лазарова «Ага», а сейчас – на Московском международном кинофестивале.

При этом «Ага» — это европейская копродукция, а «Царь-птица» снята на «Сахафильме». Кстати, жюри приняло решение включить «Царь-птицу» в конкурсную программу, отсмотрев лишь ее черновой вариант.

По этой причине работу над фильмом пришлось завершать в авральном режиме, графику еле успели «добить»: орел ведь снимался отдельно, актеры – отдельно».

В этом месте исполнительница главной роли Зоя Попова выразила сожаление, что не пришлось играть с пернатым партнером: «На настоящего орла я бы совсем по-другому смотрела».

«Спасибо за то, что достойно представили Россию»

И снова – слово Сардане Саввиной: «Россию на нынешнем ММКФ представляли три картины: «Ню» режиссера Ян Гэ, «Спитак» Александра Котта и наша «Царь-птица». Но Ян Гэ – китаянка, а «Спитак» — совместная продукция России и Армении, таким образом чисто российским фильмом была, можно сказать, только «Царь-птица».

Сценарист Семен Ермолаев-Сиэн Екер, продюсер Дмитрий Шадрин, режиссер Эдуард Новиков вернутся в Якутск с «Золотым Георгием» 30 апреля.

На просмотре зал был полон, причем там были не только представители СМИ, но и эксперты-критики. О якутском кино сейчас много пишут, и они, по всей видимости, пришли специально. После финальных титров я внимательно следила за их реакцией: судя по лицам, они давно такого не видели.

Якутское кино сегодня – это реальный бренд республики. У нас свой почерк, свой стиль, свой язык, красоты которого мы не замечаем, но когда якутская речь льется с большого экрана, осознаешь, что он звучит, как музыка. В Берлине люди подходили ко мне, чтобы сказать это. И в Москве была такая же реакция.

Один журналист, посмотрев фильм, сказал: «Спасибо вам за то, что достойно представили Россию».

P.S. Настоящий шок представители российских СМИ испытали, когда был озвучен бюджет «Царь-птицы» — три миллиона рублей. Сущие копейки для кинематографистов…

27.04.2018
7
0
 1517
Кюннэй Еремеева

Кюннэй ЕремееваСмотреть все записи

Окончила филологический факультет ЯГУ. Журналист, писатель, переводчик и большой знаток культуры. Ее статьи отличаются писательским размахом, глубиной и безупречным стилем.
Сборник повестей «Сын тундры», изданный медиа-холдингом «Якутия», удостоен диплома Дальневосточной выставки-ярмарки «Печатный двор-2017» в номинации «Детская книга».

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

десять + 8 =