Главная » истории из жизни » Владимир Иваницкий: «В Якутии удивительные люди»

Владимир Иваницкий: «В Якутии удивительные люди»

Спортивный комментатор о байках якутского егеря, кулинарных пристрастиях и жизни

Сын олимпийского чемпиона по вольной борьбе Александра Иваницкого Владимир Иваницкий – частый гость в нашей республике. Известный спортивный комментатор рассказал о байках якутского егеря, своих кулинарных пристрастиях, вызове самбистов футболистам и как знаменитая фамилия неожиданно помогла ему в учебе.    

В начале июля Владимир Иваницкий приезжал со съемочной группой телеканала «Матч ТВ» в Верхневилюйск на съемки XX Игр Манчаары. Несмотря на цейтнот, Владимир Александрович находил время для ответов на вопросы. В итоге несколько наших диалогов сложились в полтора часа эксклюзивного интервью для «Якутии».

30 секунд хапсагая

– К нашей республике у вас особое отношение?

– Впервые в Якутск я приехал в 2002 году на чемпионат России по вольной борьбе. Турнир запомнился тем, что схватки проводили не в помещении, а на стадионе под навесом. Не забуду пресс-конференцию с участием легендарного Александра Карелина, обладателя всех мыслимых титулов по классической борьбе, а в Якутии любят вольную.

Когда пресс-атташе предложил журналистам задать трехкратному олимпийскому чемпиону вопросы, в ответ тишина. Сан Саныч подождал и сказал: «Спасибо за внимание. Это была самая короткая пресс-конференция в моей жизни». Я спросил у коллег: «Почему упускаете такой шанс?» и услышал: «Он нам не интересен, «классик» ведь».

– До Игр Манчаары вы снимали Спортивные игры народов Якутии…

– Это было в 2006 году в Сунтаре. Тогда впервые увидел Ысыах, даже вечером и ночью ходил с друзьями по местам, где его проводили. За ту поездку благодарен своему другу Георгию Башарину. Мне всегда интересно попробовать себя в незнакомых видах спорта, поэтому записался на турнир по хапсагаю.

Соперник выглядел меньше, мне казалось, якутская борьба простая и легкая, рассчитывал с помощью приемов самбо и подсечками справиться с ним. Но, когда тот парень прошел в ноги, я невольно оперся рукой о землю и проиграл. Мой первый поединок по хапсагаю длился около 30 секунд, я больше разминался, чем боролся (смеется).

Удивительная Якутия

– В Верхневилюйск приехали по приглашению или по личной инициативе? Что вас подвигло направиться в якутскую глубинку?

– Ходил на прием к главе республики Егору Борисову в представительство в Москве, рассказал об идее снять сюжеты об Играх Манчаары. Егор Афанасьевич прекрасно понимает, что любая положительная информация о регионе – это хорошая реклама. В итоге вместе со мной в Верхневилюйск прилетели корреспондент Александра Владимирова, операторы Михаил Лавров и Евгений Петров.

По сунтарскому опыту я знал, что в любом районе вашей республики к празднику спорта тщательно готовятся, и был уверен – интересные сюжеты гарантированно соберем.

Для моих московских коллег здесь многое странно. Якутия – край, где жить не—просто: чтобы добыть воду, зимой нужно резать лед. Людям, приехавшим к вам впервые, непонятно, почему дома стоят на сваях.

Вообще у вас живут удивительные люди. В Сунтарском улусе ездили в село Эльгяй, ходил в этнографический музей. Мужик умудрился в такой глуши собрать чучела экзотических животных. Для этого через МГУ связался со странами Южной Америки и Африки, ждет пока ему привезут муляж какого-нибудь страуса. Для меня это было немыслимо, колоссальный труд! Дети, живущие там, очень счастливые, не выезжая из своего села, они знают животных других континентов. Я восхищаюсь вашими земляками!

– Чему еще удивлялись в наших районах?

– В той же деревне видели избу, от которой, как щупальца, тянулись огромные трубы. Оказалось, в этой постройке углем топили большую печку, и она давала тепло в администрацию, больницу, музей… Московский оператор, бывший с нами, пришел в ужас от увиденного: «Что будет, если сюда не завезут уголь?!»

Шок главы ЮНЕСКО

– Что скажете об открытии Спартакиады?

– Отмечу национальный колорит, сценарий был необычным, например, зажжение огня Игр стало сюрпризом. Во время церемонии периодически смотрел на главу ЮНЕСКО Ирину Бокову, она даже не пыталась скрыть своего восхищения и кажется пережила культурный шок.

Со своей стороны скажу: проведение крупных спортивных мероприятий – мудрая идея, с их помощью вы улучшаете инфраструктуру на местах. Когда брали интервью у Сарданы Трофимовой, она призналась: «Давно не была в Верхневилюйске. Когда приехала сюда, просто обалдела, настолько все поменялось».

– Есть отличия между болельщиками в центре России и регионах?

– Разница колоссальная. Крупные города избалованы концертами и соревнованиями. Какое бы мероприятие в них ни проводили, сложности со зрителями часто случаются. Якутска это касается в меньшей степени, в Верхневилюйске же люди долго ждали Игры Манчаары и приходили на стадион даже в будние дни. Сотни зрителей приехали поддержать земляков из далеких районов, расстояния для них не проблема.

– Не удивились, увидев эмоциональных якутян?

– Признаться, еще в 2002 году развеял для себя стереотип о местных жителях. До этого считал, что якуты – спокойный народ, не показывающий свои чувства. Ничего подобного: страсти на трибуне стадиона «Туймаада» кипели не шуточные. Словом, сделал удивительное открытие: здесь эмоциональные и открытые болельщики, при этом отлично разбираются в тонкостях единоборств.

Камень – не штанга

– Прошел второй день Игр. Какие впечатления?

– Ощущение, что ничего не успеваем, много событий происходит одновременно. Обидно, но не успели снять абсолютное первенство по мас-рестлингу. Хотя сделали интервью с Татьяной Григорь.

Для зрителей и организаторов это праздник, их эмоции не наигранны. Смотрю на главу Верхневилюйского улуса Владимира Поскачина и вижу, что он ловит кайф, несмотря на трудности.

– Ваше мнение о северном многоборье.

– Признаться, думал, что участники бросают обыкновенный топор. Представлял метрах в десяти от спортсмена деревянные мишени, в которые ему нужно попасть. На деле спортивный снаряд оказался похож на бумеранг, при броске есть свои хитрости.

Впервые увидел, как метают аркан на хорей. В детстве, насмотревшись фильмов про ковбоев и индейцев, я с приятелями делал лассо из бельевой веревки. Когда веревка летела мимо цели, удивлялись: «Как же в кино так хорошо у них получается?» Тут увидел совершенно другую технику броска и узнал, что арканы сделаны по особой методике.

Еще запомнились соревнования по переносу камня. Попытался поднять его и не смог даже оторвать от земли, удивительно тяжелая вещь, хотя со штангой весом 115 килограммов справляюсь. Успокаивает, что многие участники Игр тоже не подняли камень. Но Любомир Николаев 150 метров прошагал, это фантастика!

– Кто для вас пока герои соревнований?

– Перед глазами Антон Тойтонов, пронеся камень на сто метров, он упал без сил. Поразили юноши, у них ноша была легче, чем у взрослых, но парни так упорствовали, что обновили рекорд несколько раз.

Тойтонов и эти школьники – настоящие патриоты родных районов, в какой-то мере жертвуя здоровьем, они старались принести своей команде больше очков. С другой стороны, это же не сборная России по футболу.

Как самбисты вызвали футболистов

– Спорт № 1 не любите?

– Наверное, это не наш вид спорта или его так изуродовали. Дети, приходя в клуб, уже думают, как через несколько лет станут получать 20 тысяч долларов, и на меньшее не согласны.

Кстати, в моем региональном проекте «СпортКоманда» самбисты из сборной России сделали шуточный вызов футболистам. Показав на камеру свои приемы, ребята сказали: «Передаем эстафету сборной страны по футболу. Если вы ее не примете, мы придем к вам». Слышал, что Владимир Путин, увидев ролик, не сдержал смеха.

– В чем суть проекта?

– Он популяризирует детский, массовый и национальный спорт. В нем могут сниматься не только спортсмены, Григорий Лепс, например, провел заднюю подножку. Основная задача – появление в кадре не популярных людей, а простых жителей регионов. Для этого на местах нужны координатор и оператор, важно качество записи, у нас выходили ролики с сотовых телефонов.  Передав виртуальную эстафету, участники говорят: «Давайте объединим миллионы в СпортКоманде России!»

Наверное, зритель устал от официального спорта, поэтому на программе «Матч» у наших коротких роликов рейтинг выше, чем у футбола или «Формулы 1». Создали специальный портал www.sportkomanda.com, каждый может на нем зарегистрироваться и проводить виртуальные мастер-классы.

– В Верхневилюйске сделали ролики с якутскими спортсменами?  

– Гиревик Михаил Саввинов, приняв вызов от земляка Любомира Николаева, сделал стойку на гирях и передал эстафету.

Бархатная осень

– Поездки в наш край связаны только со спортом?       

– В 2012 году работал на Играх «Дети Азии», но чувствовал себя сильно переутомленным. Тогда понял, что надо в Якутию вернуться, и Петр Юмшанов, сейчас являющийся старшим тренером юношеской сборной страны по вольной борьбе, организовал поездку на туристическую базу в Намском улусе. Высокая гора, роскошная река Лена, ковер из брусничных листьев… пробыл там три дня и хотел еще остаться.

– История имела продолжение?

– Вернувшись в Москву, спросил у моих друзей Петра Юмшанова и Евгения Петрова о возможности порыбачить в горной реке. Заранее договорились о поездке в Усть-Алданский улус к знакомому егерю Юмшанова.

Целый год ждал и предвкушал тот вояж, но действительность превзошла ожидания. Я пил воду прямо из речки и чувствовал, как наполняюсь энергией и живой силой, впервые попробовал охту. Во всем мире есть понятие бархатная осень, в Якутии это, скорее, конец августа, когда у вас не холодно и не жарко.

Еще одна особенность отдыха здесь. В центральной России так хорошо, как здесь, не отдохнешь: обязательно рядом будет чья-нибудь палатка, группа людей, магнитофон. Зато за десять дней в усть-алданском лесу мы не видели не то что других людей, но даже самолетов! Только лес, река и природа, в этом особый кайф.

 

Якутский Дерсу Узала

– Встречали охотников, похожих на Дерсу Узала?

– Нашего усть-алданского егеря зовут Петр Ильич. Он как раз похож на героя этого фильма, даже ружьишко у него старенькое такое. Пока два дня добирались до его зимовья, спрашивал его: «Ильич, ты сколько медведей застрелил?» «Не меньше пятидесяти, но это как считать. Например, приезжают к нам богатые люди поохотиться в удовольствие. Если кто-то промахнется, бежать нам будет некуда, поэтому вместе с ними делаю контрольный выстрел. Поди разбери, моя пуля попала в зверя или его?»

– Расскажите какую-нибудь охотничью байку.

– История от того же Ильича. Как-то остановился он с друзьями у себя в зимовье, пока те располагались, пошел на озеро проверить сети. Наполнил рюкзак карасями, когда возвращался, около обрыва реки увидел медведя-шатуна. Старался хозяина тайги обойти, а тот двигается в ту же сторону. Егерь попросил его: «Дай пройти, не хочу в тебя стрелять», но зверь стоит. Уже смеркалось, мой знакомый подумал: «Что делать, когда совсем стемнеет?»

Пришлось стрелять, медведь упал, Ильич осторожно подошел и ткнул ружьем для проверки в зад. Тот неожиданно вскочил и отшвырнул его метров на пятнадцать. Ружье при этом, погнувшись, отлетело в другую сторону, медведь понимал, что охотник побежит к оружию, и мешал ему. Но егерю удалось добраться до ружья, к его счастью, оно не сломалось и могло стрелять. Словом, удалось убить медведя.

Когда пришел к друзьям, те спросили: «Что так долго за карасями ходил?»

– Поверили в байку?       

– Да, это было убедительно. Часто охотники играют голосом, подчеркивая волнительные моменты. Ильич же говорил ровно, для него это была рядовая история.

Когда колбаса лучше икры

– План «Б» во время командировок у вас всегда есть? 

– В 2005 году в Казахстане столкнулся с непредвиденной ситуацией. Узнав, что мы приехали делать передачу о борьбе куреш, казахи очень обрадовались: «Специально для вас решили поединки проводить во Дворце спорта». Но я-то хотел снимать поединки в поле на фоне юрт! Попросил помочь руководителя Агентства по делам туризма и спорта, олимпийского призера 1988 года Дуалета Турлыханова: «Выручай! Нужно что-то национальное». Остановились на кумысе, фильм назвали «В поисках живого напитка», рассказали, откуда казахские борцы черпают силы.

– Казахский кумыс отличается от якутского?

–Ступа, в которой они готовят напиток, коптится, и молоко получается таким же копченым. После той поездки стал поклонником кумыса. Якутский напиток всегда пью, если есть возможность. Как без этого?

– Кроме кумыса, у казахов что-то пробовали?

– Там же мы набрали материалов про казахскую кухню. Жена Турлыханова делает великолепные манты, она посвятила нас в нюансы приготовления: «Сейчас готовлю с мясом и тыквой, режу их квадратиками. Если их сделать чуть крупнее, они порвут оболочку из теста». Это целое искусство – соблюсти нужные параметры настоящих мантов!

Как-то после пришли к Дуалету в гости, а он поставил огромную плошку, полную белужьей икры. Сказал, чтобы намазывали ее толстым слоем на батон, разрезанном вдоль, а не сверху. Но самое удивительное было потом.

Радушный хозяин принес вареную конскую колбасу, отрезал кусок: «Попробуйте, это тоже наша кухня». Я осторожно положил горячий кусок в рот и почувствовал, как он тает в нёбе. То же самое испытал оператор Сергей Морозов и отодвинул плошку с икрой: «Вот этого больше не надо, можно еще колбасы?» Дуалет только рассмеялся: «Сейчас будет!».

Строганина от Ивана Ярыгина

– Позвольте, вареная конская колбаса у якутов тоже деликатес…     

– У них есть отличия, не скажу, лучше та или другая, вкус на любителя. Может, история в Казахстане мне запомнилась больше из-за обстоятельств.

– Тогда ждем рассказ про якутскую кухню…  

– Со строганиной я познакомился еще в детстве, в соседнем подъезде многоквартирного дома жил Иван Ярыгин. Пришли с отцом к нему в гости, а он угостил нас строганиной, не знаю, из Красноярска ему присылали рыбу или откуда-то еще… При нас на тарелку нарезал рыбу полосками, поставил рядом соль с перцем. До сих пор помню первые ощущения: было вкусно и питательно. Поэтому еще до приезда в Якутию знал, что такое строганина.

Индигирку впервые ел у вас, она мне очень нравится. Увозить ее с собой в копченом виде стало традицией, и в Москве моего возвращения с нетерпением ждут родные и друзья. К сожалению, на всех ее не хватает, не умею, как ваши земляки, распределить почти сто килограммов рыбы между другими пассажирами.

 

– Чувствуется, рыбу вы любите.

– Тот же Ильич угощал нас малосолом. Когда идет в лес, он всегда берет минимум еды: полбуханки черного хлеба, чай, сахар, лук и соль. Устав в одном из походов, мы сказали: «Перекусить бы», егерь моментально разжег костер, поймал в реке ленка (по—якутски быйыт), вода в чайнике быстро вскипела. Порезал рыбу, положил в банку с луком и солью, потряс и говорит: «Кушайте». Спрашиваю: «Ничего, что ленок сырой?», он ответил: «Он чистый, ешь». Тогда я увидел, как рождается кулинарное для меня новшество.

– В Верхневилюйске деликатесы не пробовали?

– Замороженную жеребячью печень, нарезанную квадратиками. Из-за своеобразного вкуса многие эту еду не любят, но мне понравилось.

Спортивный мир детства

– О якутских видах спорта отец, наверное, наслышан от вас?

– Он их знает лучше меня. В свое время вместе со своим тренером Сергеем Преображенским они сделали фотоальбом о состязаниях народов Советского Союза. Там есть текст о хапсагае, не помню точно, писал ли батя о перетягивании палки, настольных играх с камешками… Отец несколько раз бывал у вас, поэтому якутские виды спорта для него не диковинка.

– В спорт вас привел отец?

Активную спортивную карьеру батя закончил в 1967 году, когда мне было четыре года. Я вырос в атмосфере его славы, отношения к спорту, это была для меня естественная среда, мой мир. К нам всегда приходили гости, такие же сильные, как он, и я не понимал, зачем девушки ходят с худенькими парнями.

 

Батя понимал, что мне повторить его достижения будет очень трудно, поэтому учил ходить на лыжах. Одно время играл в теннис, и в нашей группе занимался Андрей Чесноков, ставший заслуженным мастером спорта.

Бои на ковре

– Увлечение единоборствами передалось от отца?

– Должно быть. Если говорить о званиях, являюсь мастером спорта СССР по дзюдо и самбо, кандидатом в мастера спорта по греко-римской борьбе.

Маленький Володя Иваницкий с детства любил затеять шуточную борьбу с отцом.

– Как вы лично познакомились с борьбой?

– Учился в шестом классе, и в школе повесили объявление о записи в секцию самбо, тогда был бум этого единоборства. Все пришли в старых школьных пиджаках с поясами от маминых халатов.

Уже с первых тренировок я стал побеждать парней намного старше себя, когда шел в школу, десятиклассники, курившие возле гаражей, жали мне руку и спрашивали: «Придешь в спортзал?» – «Конечно, готовьтесь».

– На соревнованиях отец стал зрителем?       

– Батя ходил смотреть, как борется, сын нечасто. Зато помню, как переживала мама, исцарапав руки в кровь, мы с отцом ей сказали: «Больше на схватки не ходи».

Неправильный «классик»

– В отличие от отца, вы выбрали другой вид борьбы. 

– На сборах с «вольниками» участвовал, но не выступал на соревнованиях. Дзюдо занимался в ЦСКА, из интереса заглянул в зал классической борьбы, расположенном напротив. Надо сказать, «классики» не любят, когда к ним приходят в кимоно, и тренер Владимир Горинов сказал: «Что смотришь? Заходи».

Тогда я был мастером по дзюдо и самбо, спросил: «Могу попробовать заниматься с вами?» После того как получил разрешение, ходил на тренировки по дзюдо и «классике». После нескольких тренировок Владимир Васильевич спросил: «Хочешь поехать с нами на турнир?» Принял участие в том турнире и победил, потом занял второе место на чемпионате Московской области.

– Как же побеждали более опытных «классиков»?

– Секрет в нестандартном для них стиле. Мне было непривычно, что они руки держат внизу, а я по самбистской привычке в стойке брал захват выше. Этим удивлял соперников, не знавших, чего от меня ждать, по их мнению, я все делал не правильно.

– Чем еще удивили «классики»?

– Расскажу одну историю. На старом динамовском стадионе была школа классической борьбы, ею руководил знаменитый Анатолий Парфенов, двукратный олимпийский чемпион. У них был особенный снаряд – ручка с тросом, привязанным к 32-килограммовой гире. Когда я один раз зашел к ним, попробовал поднять его и буквально спиной почувствовал взгляды борцов. Как я ни старался, сорвал мозоли на руках, но справиться с ним не смог. Тут подошел Болбошин, спокойно поднял гирю, поставил обратно и сказал: «Дней через десять приходи, когда руки заживут».

Потом научился с ней обращаться, и пальцы стали заметно сильнее. В то время в сборную СССР по дзюдо молодежь приглашали в качестве пушечного мяса. Как-то олимпийский чемпион Шота Хабарели попробовал схватить меня за куртку, но я так отвернул его руку, что она отлетела в сторону. До сих пор помню его испуганный взгляд: «Как этот пацан делает это?»

Советы отца

– Забавные истории в то время случались?

– Примерно через полгода, как пришел в самбо, на одном турнире встретился с более опытным соперником. Он был экипирован на должном уровне, а боролся в носках, и друг отца Михаил Тихомиров, много лет возглавлявший Международную федерацию любителей самбо, отдал мне свою старую куртку. На спине было написано «РСФСР», я подумал: «Не имею права выступать с этими буквами» и спорол их, но оттенок от букв остался. Парень надпись, видимо, тоже прочитал и почувствовал мандраж, мне удалось его победить.

– Иваницкий-старший с младшим секретами мастерства делился?

– Один из них: «Если хоть раз проиграешь кавказскому борцу, больше никогда его не победишь». Не в обиду армянам, грузинам и другим будет сказано, каждый раз я боролся с ними, как в бою, при этом мы сохранили прекрасные отношения.

На чемпионате общества «Динамо» я таки уступил кавказцу, вроде, примета не сработала. Отцу сказал, что сражался, как лев, а он ответил: «Победа ему далась дорогой ценой, в следующий раз он тебя бояться будет» и оказался прав.

– Жизненные советы от отца получали?

– Батя до сих пор для меня серьезный авторитет, во многом не могу ему возразить. Когда я оказался на перепутье, он сказал: «Ты можешь работать тренером, но хорошо живет только главный тренер. Станешь журналистом, твои возможности будут значительно шире».

– Известной фамилией пользоваться доводилось?

– Во время учебы в ГЦОЛИФКе анатомию преподавал профессор Иваницкий, никакого отношения к нашей семье не имевший. Когда в этом институте учился батя, его однокурсники думали, что тот его отец. Через несколько лет туда же поступил я, и даже преподаватели решили, что строгий профессор – мой дедушка. Как любой студент, я не стал отказываться от халявы и не отрицал общего мнения. Но это было единственный раз, когда использовал фамилию.


«Якутия», 27 июля, 2017 г.

27.07.2017
3
0
 1002
Георгий Татаринов

Георгий ТатариновСмотреть все записи

Знает все о вольной борьбе и других видах спорта, бывалый новостник, и благотворительность – тоже его тема.

Работал в Институте физической культуры и спорта ЯГУ им. М.К. Аммосова. Сотрудничал с газетой «Якутский университет». Работал в газете «Спортивная Якутия».

В «Якутии» с 2005 года.

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

13 + двенадцать =