Главная » Общество с Ириной Мартыновой » «В Якутии появились свои традиции»

«В Якутии появились свои традиции»

Никита Крюков о трассах, снах и дружбе с якутянами

Олимпийский чемпион, выступающий за нашу республику, в интервью Георгию Татаринову рассказал не только о любимом виде спорта. Никита Крюков вспомнил, отчего расстроился после сна о победе, поведал о дружбе с якутянами и даже поделился мнением о космосе. Еще он удивил откровениями о собственных выступлениях и тепло говорил о своих главных болельщиках.

Для наших любителей спорта намечается новая примета. Если весной в Якутск прилетел Никита Крюков, значит, начался апрель. В 2016 году он дал интервью «Якутии» 6 апреля, прошел ровно год, как он ответил на наши новые вопросы.

26 февраля 2017 года в финском Лахти Никита Устюгов вместе с Сергеем Устюговым победили на чемпионате мира в командной гонке. Первое место они завоевали в драматичной борьбе, в которой на последнем этапе упали лидировавшие соперники. Тогда сразу возникли ассоциации с сочинской Олимпиадой, когда столкновение Никиты Крюкова с немцем Тимом Чарнке позволило Сами Яухорви финишировать первым. В Лахти финну напомнили об этом.

 

Дочь обрадовалась и собиралась положить медаль к своим игрушкам. Пришлось сказать ей: «Папа медаль уберет, но ты знай, что это твоя снежинка».

 

Реванш за Сочи

– Везет тому, кто везет. Эту поговорку можно применить к падению в Лахти финна Нисканена и норвежца Иверсена?

– Лыжники не так избалованы чемпионатами мира, как биатлонисты. У них эти соревнования проходят каждый год, у нас один раз в два года, для меня и моих коллег это важное событие. Все к нему тщательно подготовились, было видно, что Ивво Нисканен буквально рвался к победе перед своими болельщиками. Тем более у хозяев трассы не было золотых медалей, и он делал все, чтобы занять с товарищем первое место. Ситуации со столкновением можно было избежать, но в борьбе за место на лыжне финн и норвежец сами невольно его спровоцировали. Устюгов своего шанса не упустил.

После финиша Нисканен находился будто не на земле, настолько был потерян и опустошен. Я чуть позже подошел к Сами Яухоярви, который бегал на первом этапе, и сказал: «Это вам реванш за Сочи», он меня понял и адекватно воспринял мои слова.

– Насколько важно для вас лично в первом или втором полуфинале бежать?

– В Лахти я хотел бежать в первом, чтобы получить больше времени на отдых и восстановление перед финалом. Когда жеребьевка отправила нас во второй полуфинал, то немного расстроился. На деле получилось так, что после финиша я снова надел лыжи и пошел «закатываться», потом побежал в раздевалку, где мне сделали массаж, а потом нужно было уже возвращаться на лыжню. Не было даже пяти минут, чтобы просто полежать и расслабиться. После полуфинала спросил Устюгова: «Как ты, Серега?» «Я на одном дыхании пробежал». Я про себя подумал: «Хорошо, что ты в порядке, а мне что-то пришлось напрячься». Парадокс, на Олимпиадах и чемпионатах мира я все время желал попасть в первый полуфинал, но всегда оказывался во втором.

– В финале вы с Устюговым улучшили время на 30 секунд. Откуда взялись резервы?

– Это закономерно, в финале скорости всегда быстрее. Если в полуфинале где-то идет тактическая борьба, то тут просто бежишь на максимуме возможностей.

– Тактику норвежцев в финале вы поняли еще до старта?

– Когда увидел в стартовом листе, что гонку у них начнет Йоханесс Клэбо, все стало предельно ясно. В Лахти он был особенно силен, с первых метров ожидаемо стал взвинчивать темп, всем остальным осталось стараться держаться ближе к нему. Его задача была создать максимальный отрыв для Эмиля Иверсена, который стал слабым местом норвежцев. Мы рады, что в итоге победили.

– Финал вы с Устюговым пробежали за 17 минут 40 и 6 десятых секунды. В командном спринте у вас были результаты лучше?

– Тяжело говорить, везде разные трассы, рельефы, скольжение, смазка… Честно говоря, я даже не помню результаты некоторых своих спринтерских эстафет. Главное, первым пересечь финишную черту, а время – это то, что судья включил секундомер и зафиксировал, кто и за сколько пробежал.

– После финиша вы эмоционально благодарили президента Федерации лыжных гонок РФ Елену Вяльбе. Ее вклад в победу велик?

– За два дня до гонки я был запасным, Вяльбе дала мне шанс участвовать в ней. Она сделала выбор в мою пользу, тренер на это даже не влиял. После финиша она сказала: «Я знала, что все будет хорошо» Одно дело знать, другое воплощать эти мысли и идеи в реальность. Благодарен ей за доверие, ее заслуга в нашей победе большая.

 

Снежинка для дочери

– Ваша дочь просила победить. Что она сказала после вашего возвращения?

– Мы разговаривали с Вероникой по скайпу, я увидел, что она что-то держит в руках и спросил: «Что это у тебя?» – «Волшебная палочка» – «Наколдуй мне победу» – «Раз, два, три, снежинку привези!». Медали соревнований, проводимых Международной федерацией лыжного спорта (FIS), изготовлены в виде снежинок. Когда я приехал домой с этой наградой, дочь обрадовалась и уже собиралась положить ее к своим игрушкам, пришлось ей сказать: «Папа медаль уберет, но ты знай, что это твоя снежинка».

– Чье мнение для вас еще важно?

– В основном, конечно, моих родных. Расскажу один случай, перед стартом одной эстафеты у жены из-за переживаний настолько поднялось давление, что пришлось вызывать «скорую». Я узнал об этом позже и сказал ей: «Если результаты моих гонок тебя так из равновесия выводят, я могу прекратить бегать. Зачем ты так страдаешь, хватит и того, что сам испытываю».

– Занять четвертое место было бы обидно?

– Его лучше вообще не занимать, потому что не имеет значения, бежал ты или нет. Есть только одно первое место, второе и третье просто поощряются медалями.

 

У норвежцев конкуренция просто колоссальная, их второй состав может конкурировать с нашим первым. Если удается их обыграть, становится приятно.

 

Переписанная история

– После чемпионата мира вы участвовали на этапе Кубка мира в норвежском Драммене. Считается, что опередить хозяев здесь практически невозможно. 

– Только шведам несколько раз удавалось на этом этапе Кубка стать первыми. Россиянам исторически трудно там выиграть, я занял третье место, до меня Василий Рочев, теперь Сергей Устюгов.

– В 2013 году на чемпионате мира вы победили в личном и командном спринте. Тогда вы осознали, что встали в один ряд с королями спринта Владимиром Кузиным и Вячеславом Ведениным?

– Если бы мне об этом не сказали, я этого бы даже не знал. Когда в Лахти мы победили с Устюговым, получилось, что я первым из советских и российских лыжников стал трехкратным чемпионом мира. Подошел к нему и поздравляю: «Серега, мы переписали историю». Пока ты действующий спортсмен, не останавливаешься на достигнутом, постоянно стараешься стать еще лучше. После завершения карьеры можно медали подсчитать и подумать над достижениями.

– Кто в какой последовательности побежит в командной гонке, решает тренер? Он советуется при этом с лыжниками?

– Опять же вспомним прошедший чемпионат мира. Перед командным спринтом Елена Вяльбе и тренер Маркус Крамер спросили меня, на каком этапе хотел бы пробежать? Ответил, что предпочел бы на первом, в итоге все сложилось для нас удачно. В большинстве случаев все-таки тренер решает, кто и на каком этапе побежит.

– Перед стартом бывают предчувствия, что сегодня победите?

– В 2013 году приснился сон, что я выиграл, когда ночью проснулся и понял, что все это мне приснилось, сильно расстроился. Ведь через все это нужно было пройти в реальности, приложить все усилия… в общем, постарался быстрее снова заснуть.

В 2016 году в Стокгольме перед победой в спринте я бежал на зарядке и появилось чувство, что все будет хорошо. Наверное, это зависит от того, что ты прислушиваешься к своему организму и ощущаешь работу мышц.

 

 

Лыжи с моторчиком

– Легче тренироваться, когда в группе мало лыжников?

– Это логично, ведь тренер уделяет тебе больше внимания, чем в другой ситуации. В этом смысле у Крамера сейчас проблема, у него занимаются около двенадцати человек. Образно он говорил: «Я обкрадываю некоторых спортсменов, поскольку не могу уделить всем должное внимание».

– Конкуренция сильно помогает расти в мастерстве?

– Не зря говорят «конкуренция – двигатель прогресса». Благодаря ей ты невольно будешь тянуться за кем-то в сборной России или кто-то постарается доказать, что он лучше тебя. Например, у норвежцев конкуренция просто колоссальная, их второй состав может посоперничать с нашим первым. Я это признаю, поэтому если удается их обогнать, становится приятно.

– По сложности прошедший сезон можете сравнить с предыдущими?

– Если даже посмотреть на статистику, то прошедший сезон один из худших. На мои показатели повлияла серьезная травма спины, когда долго пришлось, как говорит мой тренер Юрий Каминский, заниматься обычной физкультурой.

– В лыжных гонках вы уже 24 года. Что изменилось за это время?

– Прежде всего, сильно поменялась экипировка. Когда я только начинал, лыжи были полупластиковыми, палки не такими легкими, как сейчас, а крепления четырехдырочными. Техники не стоят на месте, каждый год что-то меняется и улучшается. Раньше лыжи были деревянными, сейчас – полупластиковые, и их стараются усовершенствовать. Возможно, через пять-десять лет мы скажем: «Пластиковые лыжи – это прошлый век, сейчас все бегают с моторчиком».

 

По уровню питания и разнообразия Алдан я могу сравнить только с Санкт-Петербургом. Однако на первое место я все равно поставлю якутский город.

 

Готовность к риску

– Можете разложить по порядку компоненты ваших побед?

– Я даже в условной таблице не смогу поставить на первое место трудолюбие, на второе – упорство, на третье – талант… А как быть с вкладом тренера? Юрий Михайлович знает меня с семи лет, без него мне пришлось бы очень трудно. Бывает, что суперталантливые спортсмены только на одном своем даровании и «выезжают» одно время. Если талант, трудолюбие соединены в одном человеке, плюс у него есть тренер, который его хорошо понимает, это просто ядерная смесь какая-то. В своем случае скажу так, мои победы – симбиоз нескольких понятий, в котором одно без другого не принесет успеха.

– В интервью «Спорт-экспрессу» вы сказали, что перед Олимпиадой готовы рисковать. Можете поменять систему подготовки?

– Сказал так потому, что не хочу находиться на этом уровне еще один сезон. Да, была яркая победа на чемпионате мира в паре с Сергеем Устюговым, но хочется достижений и в личном спринте. Весной с тренером окончательно определимся со сборами и разработаем конкретный план подготовки.

– Допустим, кто-то скажет: «Никита, если выполнишь этот план, тебя ждет триумф или провал», вы согласитесь?   

– Каминский строит план не сам, а опираясь на определенные данные, советуясь с научными сотрудниками и аналитиками. Если Юрий Михайлович говорит, что сегодня будем работать над ускорениями, то всегда обоснует это. Поэтому если кто-то скажет: «Успех или провал: 50 на 50», это скорее всего шарлатан.

– Руководство НХЛ решило не разрешать своим хоккеистам выступить на Олимпиаде. Можете представить себя на их месте?

– Это решение можно объяснить, для них более важен Кубок Стэнли. Руководство лиги боится возможных травм, которые игроки могут получить, представляя сборные своих стран. Для лыжников ничего важнее Олимпиады нет, многие даже жертвуют Кубком мира, чтобы лучше подготовиться к Играм. Хотя бы по этой причине я не могу поставить себя на их место. По- человечески обидно за хоккеистов, мечтавших выступить на Олимпийских играх, но которым фактически запретили это.

 

Познать себя, чтобы побеждать

– Какова средняя скорость спринтера?

– Очень трудно, если вообще возможно, ее вычислить. Бывает, что в километровой трассе 200 метров подъема, а случается наоборот, 200 метров работаешь на спуск, а все остальное на подъем.

– Что может статься в случае столкновения с неосторожным болельщиком?

– Опять же зависит от обстоятельств, на спуске это произошло или на подъеме. В реальности таких историй не помню, на турнирах под эгидой FIS делают все возможное, чтобы этого не произошло: огораживают трассу или строят специальные мостики.

– Как относитесь к женщинам, занимающимся единоборствами или тяжелой атлетикой?

– Это их выбор. Если моя дочь захочет заниматься чем-то подобным, препятствовать не стану, постараюсь ей объяснить плюсы и минусы этого вида спорта. Если человека тянет к этому, почему я должен подавлять его желание?

– Вы закончили Московский государственный гуманитарный университет, получили специальность педагога. В будущем видите себя учителем в школе?

– Специальность педагога-психолога помогает мне сейчас добиваться результатов. Нужно лучше познать себя, чтобы побеждать. Насчет школьного учителя пока рано говорить.

 

Алдан – не секретное оружие россиян

– Приезды после окончания сезона в Якутск в начале апреля стали для вас традицией?

– Приятно это сознавать, в самолете вспомнил, что буду в Якутске в третий раз. Участвовать в «Гонке звезд» для меня стало привычным. Так получается, что все мои поездки к вам случаются после успешных выступлений на крупных турнирах. Хотелось бы эту традицию не нарушать.

– Помните первые сборы в Алдане? Ожидали, что в якутской глубинке будет настолько хорошая организация?

– Честно говоря, не ожидал. Сейчас в сборной все привыкли, что в Якутии нас всегда радушно встретят.

– Нет опасения, что в Алдан скоро станут приезжать все больше команд?

– Там уже тренировались китайские и корейские лыжники. Опасений нет, наоборот, буду рад за алданцев, потому что база не будет пустовать. Конечно, слава об Алдане в лыжном мире растет, но вряд ли туда поедут те же норвежцы, хотя ничего исключать нельзя. Давайте теоретически допустим это, в таком случае мы не станем им завидовать, это общепринятая практика, наша сборная также проходит сборы в Норвегии. При этом нельзя назвать Алдан секретным оружием русских.

– В одном интервью вы хвалите отличное питание в Алдане. Чем оно отличается от еды в других местах сборов?

– Главное отличие в якутской национальной кухне, к тому же экологически чистой. В других регионах нам подают котлеты, сосиски… По уровню питания и разнообразия Алдан я могу сравнить только с Санкт-Петербургом. Однако на первое место я все равно поставлю якутский город.

– Насколько важна для спринтеров ширина трассы? 

– Есть стандарты соревнований, на FISовских ширина трассы должна быть не меньше шести метров. В этом случае можно идти в два ряда, появляется возможность для маневра. Если трасса узкая, спринт сразу потеряет свою изюминку. Кто сразу вырвался вперед, просто не даст себя обогнать, и зрителям смотреть за такой борьбой станет неинтересно. Другое дело, если болельщики видят много обгонов и начинают переживать. В Алдане трассы широкие, это позволяет нам поработать над тактикой.

– Снег там по плотности всегда одинаковый или бывает заметно мягче?

– Если стоят морозы, то снег сухой. Если на улице тепло, то снег впитывает влагу, его кристаллы меняются, скорость на нем выше. Лично для меня лучше последний вариант, потому что в Европе состязания проводят на искусственном снеге, а он «быстрый». Бывают проблемы, когда ты готовился на «медленном» снегу, а приезжаешь на «быстрый». Другими словами, у тебя уже выработался определенный стереотип движений, поэтому приходится перестраиваться, не у всех это получается.

– В Алдане заселяетесь всегда в одну комнату? Для вас имеют значение какие-нибудь приметы?

– Меня заселяют в одну и ту же комнату, хотя сам я об этом не прошу. Я верю в Бога и всякие приметы стараюсь исключить. Если в алданском центре мне выдадут ключи от другой комнаты, особой разницы я не увижу.

 

 

Крюков и Якутия – не диковинка

– Вы знаете, что после ваших побед на крупных турнирах в Якутии возрастает популярность лыжных гонок?

Мне говорили об этом спортивные руководители вашей республики. Понимаю, что мои победы как-то влияют на это, цель, поставленная Министерством спорта Якутии, потихоньку выполняется. Приятно сознавать, что люди воспитываются на моих достижениях.

– Сегодня вы пример для наших лыжников. А кто для вас был кумиром в молодости?

– Конкретного такого человека не было. В молодости смотрел Олимпийские игры и переживал за всех наших спортсменов, к примеру, за гимнаста Алексея Немова. На наших лыжников я смотрел и про себя повторял: «Рано или поздно я тоже стану олимпийским чемпионом». Наблюдал за ними и старался впитать как губка, как нужно побеждать.

– Лыжники из других регионов уже привыкли, что на чемпионатах России вы представляете Якутию?

Думаю, привыкли. Может, в первый год это было в диковинку, но сейчас мало кто удивляется. В том году на чемпионате страны в составе сборной Якутии я бежал командную эстафету, мы заняли десятое место, оно достаточно высокое.

– На ваш взгляд, кто из якутских лыжников больше всего прогрессировал за последнее время?

– Могу назвать Александра Клугена, выступившего в составе сборной России на юниорском чемпионате мира. Михаил Соснин на чемпионате страны занял девятое место, это прекрасный результат.

 

Если на тренировке вижу, что какое-то движение якутянин делает технически неправильно, сам к нему подъезжаю, подсказываю, что лучше будет сделать так.

 

– Вы ожидали от него этого?

– Что попадет в десятку лучших? Нет. Это по-настоящему круто. Знаю, что ваше руководство хочет, чтобы якутяне попадали в тройку. Но это значит, что человек напрямую стучится в главную команду России, а за нее бегают Сергей Устюгов, Александр Большунов, Алексей Червоткин. Эти лыжники на этапах Кубка мира всегда претендуют на медали. Соснин должен за ними тянуться, тогда та же конкуренция может ему помочь показать результат еще выше.

– Спрашивают ли наши земляки у вас какие-нибудь советы?

– В этом плане я открыт, дай Бог мои советы им помогут в будущем. Бывает, что на тренировке вижу, что какое-то движение якутянин технически неправильно выполняет. В этом случае я сам к нему подъезжаю, подсказываю, что лучше будет сделать так. Просто тренер не может одновременно за всеми уследить, а для меня не проблема указать на ошибку.

– На чемпионатах России для вас они друзья или все-таки соперники?

– В жизни мы можем быть друзьями, а когда выходим на старт – мы уже соперники.

 

Социальная реклама на лыжне

– Скоро 12 апреля (беседа состоялась 6 апреля – Г.Т.). Как многие мальчишки, вы не мечтали стать космонавтом?  

– В детстве все мы на вопрос «Кем хочешь стать?» отвечали или космонавтом, или пожарником. Сейчас иногда, глядя на небо, видишь пролетающий спутник и думаешь, что на каком-то космодроме находятся наши космонавты. В 60-ые и 70-ые годы этих людей приравнивали к олимпийским чемпионам, сейчас этот бум прошел. В целом к теме космоса отношусь положительно.

– Опишите вкратце день Никиты Крюкова в соревновательный сезон.

– Время подъема зависит от того, где пройдет тренировка. Если в двух минутах ходьбы – это одно, если полчаса езды, то все сдвигается на тридцать минут. В среднем подъем в восемь часов, завтрак, первая тренировка, обед, тихий час, вторая тренировка, ужин и свободное время. Перед ужином может быть еще одно занятие в тренажерном зале или бассейне.

– Свою задачу по популяризации лыжных гонок, на мой взгляд, вы уже выполнили. Что дальше?

– Что можно еще придумать? Мастер-классы, открытые тренировки, встречи с любителями спорта, участие в турнирах пропагандируют наш вид спорта. Можно сравнить это с рекламой по телевизору, когда видишь ее каждый день, тебе хочется позвонить по указанному телефону. Когда часто видишь спортсмена, пропагандирующего лыжи, это рано или поздно должно привлечь все больше людей. Когда мы объясняем, что лыжные гонки – это один из лучших видов спорта, получается своего рода социальная реклама.

– Министр спорта РФ Виталий Мутко не раз говорил, что нужно отменять параллельный зачет. Как вы относитесь к этому?

– Не мне это решать. Наверное, Виталий Леонтьевич рассуждает со своей колокольни, спортсмены – с другой. Какой закон примут, так оно и будет.

– Вы откроете в Якутске или Алдане свою ДЮСШ, а весной 2019 года приедете сюда тренировать детей — возможен такой вариант? 

– Неожиданный вопрос. Начнем с того, что у меня нет своей школы и я не задумывался над этим. Пока я профессиональный спортсмен, буду думать только о том, как улучшать свои показатели. Если начну распыляться, наверное, это будет означать закат карьеры. Повторюсь, я об этом не думаю.

 

14.04.2017
2
0
 663
Георгий Татаринов

Георгий ТатариновСмотреть все записи

Знает все о вольной борьбе и других видах спорта, бывалый новостник, и благотворительность – тоже его тема.

Работал в Институте физической культуры и спорта ЯГУ им. М.К. Аммосова. Сотрудничал с газетой «Якутский университет». Работал в газете «Спортивная Якутия».

В «Якутии» с 2005 года.

Похожие записи

1 Comment

  1. Читатель:

    0

    0

    Молодец, Георгий! Больше таких статей об интересных личностях!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

1 × 5 =