Главная » Архив » В плену у ледяного безмолвия

В плену у ледяного безмолвия

Как искали Туприных

Вечером в четверг, 18 октября, из районного центра Анабарского улуса села Саскылах в сторону Юрюнг-Хая выехал снегоход «Буран» с нартами. На снегоходе ехали три человека — Олег Туприн с дочерью, 19‑летней Кэрэчээной, и товарищем Федотом Спиридоновым.

Напрямую дорога до Юрюнг-Хая — это примерно около 160 километров, не спешно, с остановками до места можно доехать если не к утру, то к обеду следующего дня. Но это путешествие растянется на семь дней…

Отец-молодец

Шесть красавиц Туприных.

Олег Туприн родился и вырос в Юрюнг-Хая в большой семье охотников и оленеводов. Сам работал в стадах, охотился, рыбачил, в общем, из тех, кто с тундрой на «ты». Скажем больше, он человек рисковый — местная легенда. О нём рассказывают как об охотнике, который тремя ударами монтировки убил матёрого волка.

В семье Туприных шестеро дочерей, за одной из которых многодетный отец и приехал в Саскылах. Кэрэчээнэ прилетела на каникулы из Якутска. С сестрой-близняшкой они стали известны, исполнив песню «Туман». Трогательный дуэт поющих сестер покорил сердца якутян. Близняшки Туприны учатся в Институте водного транспорта. Помимо пения, девушки активно занимаются спортом: Кэскиллээнэ увлекается вольной борьбой, а Кэрэчээнэ — волейболистка.

Такая дорога для них не впервой, всё привычно. Девочки с пяти лет с отцом ходили на рыбалку, на уток.

Погода для этого времени года в Анабарском районе стояла непривычно мягкая, всего минус 10 градусов, туманы. Обычно в это время уже бывают 30‑градусные морозы и можно выезжать на рыбалку с техникой. Тем не менее, лёд и нынче, конечно, уже прихватило, но не так сильно. И первые рыбаки разъехались по участкам.
Утром 19‑го в Юрюнг-Хая Туприн с дочерью не приехали, на следующий день тоже. Родные начали волноваться.

Сбой навигатора

Тот самый волк, павший под ударами монтировки.

Олег Туприн, помня об опасностях, ехал аккуратно, огибая крупные озёра, здесь их тысячи, из-за тепла и того, что тундра ещё до конца не подморозилась, стоял густой туман, его не сбивала даже небольшая заметающая следы позёмка.

Чтобы не заплутать, приходилось часто сверяться с GPS-навигатором. Последний замерзал, его разогревали в руках и в какой-то момент из него выпала микрокарта памяти.
Вообще местные, конечно, могут ориентироваться летом по солнцу, зимой по луне, звёздам, ветру. Ещё вернее по последней пурге, она обычно дует с северо-запада и оставляет характерные замёты снега.

После пропажи карты спутниковый навигатор выстроил неверный маршрут. «GPS начал показывать не ту дорогу, так и заблудились. Папа и его друг знают дорогу, но мы поехали вообще не по тем местам, далеко по речке, там сложно ориентироваться», — вспоминает Кэрэчээнэ.

С толку сбил и буранный след местных саскылахских рыбаков. В итоге они потерялись… Начались метания по анабарской тундре, десяткам озёр, речек, проток, ведущих в никуда. Два дня 19‑летняя девушка с отцом и его другом ночевали под открытым небом в тундре.

Земляки спешат на помощь

В субботу, 20 октября, когда все сроки ожидания вышли, в Юрюнг-Хая стало ясно: люди попали в беду.

Илья Попов, начальник караула малой пожарной части, начал собираться в дорогу из Юрюнг-Хая. У местных пожарных нет в части своего вездехода, но в этом заполярном селе всё построено на взаимопомощи. Вечером к нему пришли Виктор Апаликов, Леонид Туприн, было решено выезжать с утра на двух снегоходах «Ямаха» и российском «Буране».

Собрались основательно, взяли запас еды, выехали с оружием, дополнительным топливом, у Ильи Попова была с собой спутниковая связь с руководством в Саскылахе.

Копыта и фрукты

Бензина Туприным хватило на три дня. Уже к вечеру второго дня Олег понял, что ни обратно до Саскылаха, ни до Юрюнг-Хая ему не доехать. Нужно искать убежище, которое может защитить от ветра и мороза, а, возможно, и накормить.

«Мне стало очень страшно, — признаётся Кэрэчээнэ. — Пили только чай. На третий день нашли летний балок в тундре, хорошо, что там была печь, затопили, согрелись».
Еды в балке не было. Продержаться втроём в летнем строении было сложно. Напомним, речь идёт о тундре, где нет леса, и топить, по сути, нечем. И они поехали дальше.
«Из Якутска я везла гостинцы — овощи и фрукты, они все испортились от холода, но нам ничего не оставалось, и мы их ели», — вспоминает девушка. Заблудившимся повезло —- они нашли зимовье охотников.

На четвертый день Олег Туприн подобрал в тундре оленьи копыта.

«Нашли копыто», — слова Кэрэчээнэ звучат даже весело. Но на тот момент всё было куда серьёзнее. Оленьи копыта были выброшены за ненадобностью охотниками, они успели заплесневеть. «Мы помыли и сварили из копыта бульон. На следующий день искали еду в тундре, но ничего не нашли. Папа опять из этого же копыта приготовил еще раз бульон. А потом я нашла в балке маленький пакетик с гречкой. Так и питались», — напишет потом девушка на своей странице в соцсетях.

По следам пропавших

В это самое время по тундре шла первая поисковая группа. Потом их станет больше, тогда они были единственными.

Парни знали: потерявшиеся Олег и Федот — мужики опытные, при любом раскладе они будут искать охотничьи избушки. Там всегда есть запасы продовольствия и все необходимое. И надеялись, что самого страшного, что с ними могло произойти — провалиться под лёд — не случилось. Тогда шансы на выживание резко падают…
«Мы шли по старой колее, смотрели на расходящиеся следы, — рассказывает Илья Попов, — обошли десятки пустых избушек». Первые два дня поисковики ночевали у рыбаков, на третий день к группе присоединилось ещё три «Бурана» из Юрюнг-Хая. Поисковая сеть стала гуще и искать проще.

На третью ночь спасатели остановились в зимовке евсеевских алмазников («Арктик Капитал» — прим. ред.), там дозалились топливом. Всего за поездку на два «Бурана» поисковики сожгли 200 литров.

На одной из рыбацких стоянок спасателям дали наводку, мол, видели непонятный чужой след, но не обратили внимания. К нему и двинула группа Попова. Это действительно был след, сохранившийся в непродуваемой низинке, след «Бурана» Олега, но поиск по нему дал только направление. Дальше след слился со снежной целиной безмолвной и равнодушной тундры.

«Выделите вертолет!»

О поисках Туприных узнала вся республика. По большому счёту, этому способствовали посты в соцсетях Кэскиллээны Туприной, сестры-близняшки Кэрэчээны.
«Сегодня уже пятый день, но мы не теряем веры, надеемся, что их найдут, пожалуйста, очень прошу у вышестоящих лиц (тойонов)! Помогите с выделением вертолета!» — писала отчаявшаяся девушка. Каждый потерянный час отдалял надежду. Вертолёт «Алмазов Анабара» был поднят 24 октября.

«В районе трех часов дня над нами пролетел вертолет. Где-то в 20 метрах над нами. Друг папы залез на балок и махал, мы все махали руками. Но вертолет пролетел мимо. Мы подумали, что он ушел на разворот, чтобы забрать нас, но мы больше его не видели. Не знаю, как они не заметили нас, погода хорошая была, светло. Если бы друг папы был прыгуном, он бы, наверное, достал до вертолета», — напишет потом Кэрэчээнэ.

Туприных анабарцы, конечно, нашли бы, в этом сомнений нет. Однако признаемся, что, по большому счёту, если бы не известность сестёр, вряд ли поиски пропавших получили такой резонанс. В действительности в полярных районах такие истории не редкость, причем не все они заканчиваются благополучно. Но людей там ищут тщательно, и ресурсы, которые на это используются, серьезные.

Нашли!

Все надеялись на вертолёт. Но поиски с воздуха не так просты, как кажется. Поисковая группа с вертушки произвела авиаразведку местностей Половинный и Средний. По словам охотника с многолетним стажем Аркадия Акакиева, туман на этой территории снижал видимость. Люди замечали лишь множество старых следов от «Буранов».
24 октября, к семи вечера, в администрации района было объявлено совещание КЧС под руководством заместителя главы улуса Валерия Зедгенидзева. О ходе работы комиссии дистанционно докладывалось первому заместителю председателя правительства Якутии Алексею Колодезникову.

Световой день закончился, было понятно, что результата сегодня не будет. К поискам на следующий день было решено подключить еще один вертолет, который утром должен был прилететь из Тикси. В Саскылах прибыла группа профессиональных десантников из республиканского спасательного отряда. В штаб шли обращения от добровольцев с просьбой включить их в состав дополнительных наземных бригад.

И тут за пять минут до начала совещания пришла весть — нашли!

Огонь в горах

В последний день поисков спасатели уже примерно предполагали, где надо искать. Первым на четкий след пребывания Туприных снова вышла группа Попова. Это был тот самый летний балок, в котором ночевали, а после уехали потерявшиеся.

«Мы нашли свежие следы от лунки, откуда они брали воду, — рассказывает Илья. — Это было примерно в два-три часа дня. Дальше было проще. Мы пошли по следам — Олег оставлял метки, знал, что их ищут. А мы уже были уверены, что наши живы».

Около семи вечера того же дня заблудившиеся услышали гул от снегоходов. «Мы выбежали и увидели свет фар в горах. По-быстрому разожгли костер, и они нас заметили. Нас забрали, и мы все поехали в Юрюнг-Хая», — говорит Кэрэчээнэ. «Мы были счастливы, когда в темноте увидели огонь», — дополняет её слова Попов.

02.11.2018
1
0
 322
Аламжи Будаев

Аламжи БудаевСмотреть все записи

Учился в Бурятской сельхозакадемии на ветеринара, в Якутской – на юриста, два года работал в управлении ветеринарии в Усть-Янском улусе, но в итоге стал журналистом. Произошло это там же, в Усть-Янье. Затем были пресс-центр МЧС РС(Я) и газета «Эхо столицы», где он трудился много лет. С ноября 2017 г. Аламжи Будаев работает в редакции «Якутии».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

15 − шесть =