В отсутствие визави,

или Наш ответ глобализации


Ровно год назад, в эти апрельские дни гостила у дочери в Париже, где она училась. И если раньше в этом прекрасном городе доводилось бывать как туристу, то в последний раз взглянула на него в другом ракурсе. Скажем так, неспешным взглядом арендатора.

Квартиру она тогда снимала в 13-м округе, то есть не в туристическом месте. Выходим мы, значит, из такси, прям с аэропорта Шарля де Голля, к слову сказать, куда менее фешенебельного, чем аэропорт Якутска, и с дочкой здоровается рыжий молодой человек: «Бонжур!». Ну, думаю, сосед. А может даже однокурсник. Через несколько секунд опять слышится: «Бонжур!». Это пожилой месье с собачкой. Потом с нами здоровается элегантная мадам. И что, это все ее соседи?

Доченька терпеливо поясняет, что в Париже надо здороваться с каждым, с кем встретишься глазами. Невежливо проходить мимо. И понеслась! Каждый раз, как выходишь на улицу, направо и налево все бонжур да бонжур: с консьержем, мясником, зеленщиком, газетчиком – еще туда-сюда. Они стабильны, они всегда на своих местах. А еще со всеми, кто идет навстречу на парижских улицах, кроме, конечно, туристических мест. И не просто так здороваться, надо еще и улыбаться.

А как мне понравился рынок 13-го округа! Натуральнейшие крошечные фермерские сыры по 2-3 евро, био овощи и фрукты, не столь красивые, как их напичканные пестицидами собратья, домашние вина, выпущенные виноделами небольшими партиями, дымящаяся марокканская горячая еда.

В объявлениях по продаже недвижимости французы указывают, допустим, «очень дружелюбный визави». Или, наоборот, «отсутствие визави». И наличие или отсутствие визави, представьте себе, сказывается на стоимости недвижимости.

А главное, надо не просто покупать, даже если сзади очередь. Что вы! Это целый ритуал. Поздороваться. Пару слов о погоде. Купить, что нужно. Обсудить это. И в конце пожелать всего наилучшего. И ничего, что я говорю по-русски, а они по-французски. Помножить на язык жестов, мимику и желание друг друга понять.

Я и замечания им высказывала иной раз. За отсутствие укропа, например. Я его везде кладу, кроме десертов, но на парижском рынке его не было. Все тимьян да тимьян, и прочая разная зелень, а до укропа они как-то не додумались.

Очень понравились мне объемные сумки парижанок на колесиках. Они не тащат на себе тяжелые пакеты, а все укладывают в свои сумки и спокойно перемещаются, останавливаются, болтают друг с другом. Споткнулась я как-то о такую сумку. Ее хозяйка очень долго извинялась с искренним сожалением, все мотала головой, морщила лоб, пардон да пардон, мадам. Хотя совершенно точно это я собственноручно, вернее собственноножно налетела на ее имущество.

Дочка рассказывает, что в объявлениях по продаже недвижимости французы указывают, допустим, «очень дружелюбный визави». Или, наоборот, «отсутствие визави». И наличие или отсутствие визави, представьте себе, сказывается на стоимости недвижимости.

Визави – это человек из окна напротив. Не сосед через стенку, сверху или снизу, наличие которых жители мегаполисов чувствует и поневоле. Визави – это эмоциональное общение через окна. Они улыбаются, машут друг другу, приглашают друг друга на вечеринки на террасе.

Это сколько поколений нации надо жить в условиях города, чтобы быть настолько дружелюбными? На центральных телеканалах России в передачах по ремонту недвижимости, дизайнеры ищут выходы, как оградить хозяев от нескромных взглядов. Потому что у них это – визави, а у нас – некультурный человек, любопытный подглядывающий.

А у нас в Якутии, дальше – больше. Народ, контролирующий огромную территорию, традиционно живший алаасами, лишь в прошлом веке начал массово переезжать в города и поселки. И поэтому для душевного комфорта нам нужны большие пространства. Китайцы всю ночь стоя едут в переполненном вагоне, утрамбовавшись как сельди в бочке. Вьетнамцы путешествуют в автобусах, поделенных на капсулы, в которых спят, как в гробу, в узком пространстве. Они громко разговаривают друг с другом, буквально перекрикиваются. Чтобы быть услышанном в переполненном улье Юго-Восточной Азии, надо вести себя очень громко. И для них это – норма жизни.

А мы, приехав на пикник и завидев чужую компанию, отъедем за излучину реки или поворот дороги. При личном общении, в общественном транспорте дистанция для якутянина, минимум, полметра, а если ближе, нам уже не комфортно. А где еще в мире столько свободной земли, столько нетронутой природы, столько воздуха и свободы? Мало, где столько простора. А потому, поездив по городам и весям, возвращаемся мы в свои края, ведь дома лучше.

А вернувшись, видим и у себя дома представителей других народов, все прибывающих к нам.

Многонациональный Советский Союз был чуть ли не полным спектром представлен в Якутии. Строители с Кавказа, торговцы фруктами со Средней Азии – это классика. Теперь появляются женщины в платках, со смиренными лицами.

А в 90-ые годы с открытием границ, налетели толпы китайцев. Помню, по осени мы смотрели на них почти что свысока, мол, вы наших морозов не знаете, скоро улетите в свои теплые края. Суровые морозы не замедлили ударить в свое время. Вот только те китайцы, самые первые, так и не дрогнули. Они лишь укутали свои головы, на которые были надеты вязаные шапки, несколькими слоями шарфов. А на ноги поверх сапог надели огромные розовые тапочки на резинках, проложенные слоями газет и тех же теплых шарфов. А пуховики у них были хоть и не гламур отнюдь, но вполне сносные на нашу зиму. И простояли всю зиму на морозе, торгуя своим нехитрым скарбом, который «десево-десево».

Суровые морозы не замедлили ударить в свое время. Вот только те китайцы, самые первые, так и не дрогнули. Они лишь укутали свои головы, на которые были надеты вязаные шапки, несколькими слоями шарфов.

А по осени, освоившись, они, отторговав на рынке, ехали на Вилюйский тракт, собирали там до темноты бруснику, и нам же ее продавали. Затем расчухали, что мы любим строганину, и придумали такое примитивное приспособление из доски и зажима, чтоб строгать рыбу было удобней, и тоже нам ее продавали. А потом наладили производство дешевых унтов не из оленьих лапок, а из коровьих шкур. А сейчас они делают даже дешевые аналоги наших традиционных этнических украшений. Что еще придумают китайцы – трудно сказать, но они чутко реагируют на потребности нашего рынка, и удовлетворяют спрос товарами менее качественными, но гораздо более дешевыми.

В те же 90-ые появились в Якутске девушки с низкой социальной ответственностью из Приамурья. Запестрели объявления в газетах.

А последним писком трудовой миграции стали в Якутске тайки и филиппинки. У них две специализации: массажные салоны и клиринг. Теперь не надо ехать в Юго-Восточную Азию, чтоб получить цикл первоклассного массажа. Все это теперь доступно и в родном городе. Тайские массажистки сделают все как надо – хочешь релакс, а хочешь — слим.

Или же уборка. Теперь не надо надрываться в собственном доме. Сноровистые филиппинки делают это профессионально и в лучшем виде. Смотрю я на дружелюбную филиппинку и удивляюсь силе ее характера. Ведь сильной можно быть по-разному. Не обязательно гнуть пальцы, устраивать разносы. Эта хрупкая девушка улыбается каждый раз, встретившись глазами. Такое чувство, что у нее в жизни нет никаких проблем, кроме как навести порядок в моем доме. И ни словом, ни взглядом, ни жестом не дает она понять, что эта работа, может, не так уж ей и нравится, ведь не от хорошей жизни она приехала к нам и ею занимается.

И все же, по сравнению с остальным миром, мы тут в своем естественном, удаленном от мегаполисов холодильнике, остались относительно автономными да автохтонными,

Путешествуя, мы видим, что весь мир уже перемешался. Котел народов кипит и переваривает все многочисленные ингредиенты. И наши люди едут за моря-дола жить, во многих странах появились Саха диаспоры. И все же, по сравнению с остальным миром, мы тут в своем естественном, удаленном от мегаполисов холодильнике, остались относительно автономными да автохтонными, пронесли сквозь века и тысячелетия уникальные традиции, сокровенные знания, переводим их усиленно на бумагу, на цифру. Потому что мир меняется на глазах, меняя и нас тоже. Мы перенимаем чужие алгоритмы поведения, и это нормальное явление. Нам стоит поучиться и предприимчивости китайцев, и дружелюбию французов, и внутренней силе филиппинок. И при этом сохранить свое, самобытное, исконное, переформатировав его под реалии нового времени. Мир не стучится деликатно в наши окна и двери, он буквально лезет к нам во все щели, стремительно вливается, как вода в половодье. Не обязательно в виде физлиц – соцсети, мессенджеры, СМИ – из той же оперы. Этот процесс в начале у нас, и в разгаре по всей планете. И поэтому лучшая тактика для самосохранения – гордиться своей уникальностью, развивать и культивировать язык, традиции, культуру и брать на вооружение лучший чужой опыт из реального сектора.

 

28.04.2017
5
0
 984
София Булчукей

София БулчукейСмотреть все записи

автор блога «Всякая всячина»
Предприниматель, журналист, главный редактор сетевого издания SakhaLife.ru.

Похожие записи

1 Comment

  1. Матрена:

    0

    0

    А для начала нам, действительно, нужно научиться быть дружелюбными. Помню, в том же Париже моя спутница на очередное приветливое:»Бонжур!»недовольно проворчала под нос:»Айка, не буду отвечать —мозоль уже на языке от этих приветствий. Надоело здороваться на каждом углу!»😂🤔 Чем изрядно меня повеселила. Трудно интровертам общаться со множеством людей. Нам журналистам легче в этом смысле. Приветствовать соседа, просто прохожего мы еще не научились. В лифте новостройки многие соседи на мое приветствие сперва удивленно вздрагивали, а сейчас благодарят приветливых жильцов, мол, как приятно.Не нужно бояться быть открытым миру. Глядишь, и мир повернется к тебе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

пять + восемь =