Главная » Культура » «Тыгын Дархан»: от мала до велика

«Тыгын Дархан»: от мала до велика

Как проходят самые эпичные съемки

Никита Аржаков: «Я рос с этим романом».

Съемки фильма «Тыгын Дархан» безо всякой натяжки можно назвать самыми эпичными на сегодняшний день — как по численности действующих лиц, так и по охвату территории — тут вам и Амга, и Нюрба, и Чурапча, и Кобяй, и, разумеется, вотчина Тыгына — Хангаласский улус.

«Ура!»

Жителям Якутска тоже выпало счастье приобщиться к этой миссии — в массовых сценах на Ус Хатыне участвовали тысячи людей от мала до велика.

Энтузиазм зашкаливал: массовка высыпала из автобусов с криками «ура» и присоединялась к очереди за костюмами, которая была… сами видите какая.

Костюмеры с гримерами трудились не покладая рук, чтобы из людей XXI века вылепить подданных Тыгына Дархана. Ох, нелегкая это работа: попробуйте вернуть первозданный вид женщинам с наманикюренными пальчиками, нарощенными ресницами и перекрашенными волосами. Да и мужчины оказались просто не в состоянии расстаться хоть на день со своими цепочками, часами и прочими фенечками. Про солнцезащитные очки, кольца и мобильники обоих полов и говорить не стоит, так что киношникам нужно обладать поистине орлиным зрением, дабы выхватить из тысячной толпы того, у кого в самый неподходящий момент что-то там предательски блеснуло.

«Спиной заслоняет небо»

Над гомонящей толпой возвышаются два гиганта, при виде которых на ум приходят богатыри из олонхо, которые макушкой своей закрывают солнце, спиной своей заслоняют небо. Где только таких отыскали! Но оказалось — парни сами пришли, чтобы поучаствовать в массовке, и обоих, конечно, тут же взяли на карандаш.

Игорь Андреев, чей рост 1 м 95 см, приехал из Хатасс, где работает оператором в котельной. С работы на съемки его отпустили без вопросов.

А Николаю Слепцову (2 м 5 см) и отпрашиваться не надо: работа у него сезонная — зимой занят, летом свободен. Родом он адычинский, из Верхоянья. Ростом, по его словам, пошел в отца.

Облачаясь в доспехи, Николай удивляется: «Как они в таком ходили! Несколько дней во всем этом топать, а потом без передышки в бой?!». «Ну, их сначала обучали», — демонстрирует кто-то свою эрудицию, а кто — за могучей Колиной спиной разве разглядишь?

Культурный шок

С эрудицией здесь явно все в порядке. Второй режиссер Александр Лукин просвещает прибывшую из города прессу: «Когда мы начали изучать историю наших предков, материалы раскопок, у меня был культурный шок.

В захоронениях дорусского периода археологи находят множество вещей из Китая, с Алтая, обнаруживается и типичная монгольская одежда. В Октемцах в женском захоронении найден уникальный нож — его рукоятка покрыта холодной эмалью. Наши предки, кажется, действительно не были единым народом, а сплотились в одну нацию именно здесь».

Тем временем разношерстная толпа мало-помалу приобретает однородный вид: штаны и кафтаны «сроднили» всех, маникюр скрыт длинными рукавами, а кудри всех цветов и фасонов — шапками.

Орел на верхушке Могол урасы

Те, кто уже побывал в руках гримеров, обзаводятся интенсивным загаром искусственного происхождения. У членов съемочной группы он столь же интенсивный, только естественный: они ведь уже два года колесят по всей республике и в зной, и в стужу.

В Кобяе группа работала «на натуре» в сорокаградусный мороз, пробивая в снегах дорогу (местами даже протаптывая), карабкалась по обледенелым склонам. Но — справились. Или помогло благословение алгысчыта? Съемки на каждом новом месте начинались с этого обряда.

 

А в Нюрбе на съемочную площадку наведались орлы. Один воссел на верхушку Могол урасы, обозрел все вокруг и лишь после этого взмыл в небо…

Заслуженный артист России, народный артист республики Анатолий Николаев (в фильме он играет роль Одуну, дяди Тыгына) говорит: «Мать-природа всегда приходила к нам на помощь. Нигде я не видел столько цветов, как в нюрбинской местности Кочай! Там сняли сцену, когда молодой боотур настигает беглянку, и она становится его женой на этом удивительном ложе. А буквально через три дня все уже отцвело!»

«Газуйте!»

Дольше простых смертных одеваются всадники. Наконец, им командуют: «Садитесь на лошадей и газуйте на площадку!»

Легко сказать! Четвероногие «артистки», в отличие от своих двуногих коллег, активно противятся попыткам надеть на них броню, а уж когда их хозяевам велят закрыть лица масками, возмущенное ржание достигает, кажется, восьмого яруса небес. Но боотуры находят выход из положения: надевают маски уже в седле.

Невероятно, но все эти смешавшиеся в кучу кони и люди подчиняются воле одного человека — режиссера.

Перед началом съемки Никита Аржаков выкроил время на короткое интервью: «Роман Далана «Тыгын Дархан» я прочел сразу после выхода, но его экранизация по тем временам была просто невозможна ни в техническом смысле, ни в моральном — здесь нужен немалый опыт. Я рос с этим романом.

Снимались не только большие, но и маленькие: годовалого Эркина привезла на съёмки мама, магистрант СВФУ Уйгулана Маркова.

На сегодня отснято 75%. Но в условиях, когда цены постоянно растут, бензин дорожает, съемки в улусах сопряжены с финансовыми трудностями. Однако именно они помогают напитать фильм якутским духом, а также дают возможность подзаработать местным жителям, для которых ни один рубль не будет лишним — работы на селе нет.

После Ус Хатына съемки продолжатся на Ленских Столбах и в Амге. Когда выпадет снег, начнутся павильонные съемки, которые продлятся до февраля. Параллельно будет идти монтаж отснятого материала».

А нам остается только держать кулачки и… ждать премьеры!

«Якутия», 28.06.2018 г. (PDF здесь)

29.06.2018
0
0
 999
Кюннэй Еремеева

Кюннэй ЕремееваСмотреть все записи

Окончила филологический факультет ЯГУ. Журналист, писатель, переводчик и большой знаток культуры. Ее статьи отличаются писательским размахом, глубиной и безупречным стилем.
Сборник повестей «Сын тундры», изданный медиа-холдингом «Якутия», удостоен диплома Дальневосточной выставки-ярмарки «Печатный двор-2017» в номинации «Детская книга».

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

3 × 5 =