Главная » Общество » Сюллюкюны и роза из марли

Сюллюкюны и роза из марли

Еще до "Голубого огонька"

Было ведь время, когда еще не родилось традиционное теперь пожелание здоровья – «крепкого, как якутский алмаз». Никто еще не видел «Голубого огонька» и даже Новый год, оказывается, праздновали далеко не все…

Новогодье в Якутии. Мы решили вспомнить, как отмечали якутяне самый любимый праздник в разные годы. Начнем с 1950-х, дойдем до 2000-х.

В 1950-е годы страна поднялась из послевоенной разрухи, и началась новая эра – космическая: в 1957-м был запущен первый искусственный спутник Земли, и слово sputnik вошло во все языки мира.

А в нашей республике тихо и незаметно, в обстановке строгой секретности происходило становление алмазодобывающей промышленности. Между прочим, упоминание о «солнечном камне» есть в якутском героическом эпосе олонхо, но когда тайное стало явным, в возможность его добычи на берегах Вилюя за рубежом сначала не поверили, называя «коммунистической пропагандой».

По этой причине елки проходили пока еще без пожеланий «крепкого, как якутский алмаз, здоровья». Да и Новый год, кстати, праздновали не везде. Представители старшего поколения в ответ на вопрос о его праздновании в 1950-е годы говорили: «Дома мы его не отмечали».

Единственным исключением стал заслуженный артист РФ, народный артист РС(Я), лауреат Государственной премии СССР Ефим Степанов. Ефим Николаевич родился в 1950 году, и новогодние праздники 1950-х помнит, хотя и довольно смутно.

— Отец на Новый год непременно приносил из леса небольшую елку, а мы, дети, украшали ее. Фабричных игрушек у нас, конечно, не было, но она и без игрушек была для нас красивой. Веточки мы обкладывали ватой, фольга от чая шла на звездочки, их наклеивали на окна.

Легкий новогодний опрос «Кем вы были на детских утренниках?»

Тут дело, наверное, в том, что семья Степановых переехала из наслега в Крест-Хальджай Томпонского района, а Томпонский район – промышленный, и местное население более активно «впитывало» русские традиции, включая празднование Нового года.

В 1953 году Иркутская студия кинохроники сняла документальный фильм «Восточная Сибирь», где была показана жизнь нашей республики, в том числе и празднование Нового года в Доме пионеров города Якутска. Сейчас он хранится в Национальном центре аудиовизуального наследия народов РС(Я). Его сотрудники любезно предоставили нам кадры, на которых вы можете увидеть режиссера Якутского музыкально-драматического театра Спиридона Григорьева, артистов Матрену Слепцову и Петра Решетникова.

На вопрос о новогодних радиопередачах Ефим Николаевич ответил коротко: «Не помню», зато вспомнил нечто более интересное — как взрослые переодевались в сюллюкюнов и прочую нечисть и бегали по дворам. По взрывам смеха легко можно было отследить маршрут их передвижения по поселку.

— Сейчас-то понятно, что это была молодежь, люди в годах так развлекаться не станут, — говорит Ефим Степанов, — но по малолетству все кажутся старыми, а уж если человек при этом еще и переоденется во что-то несуразное, то и подавно.

При желании в этом можно усмотреть пережитки колядования, но с местным колоритом в виде сюллюкюнов, которые как раз в это время выбираются из прорубей. Впрочем, якутские сюллюкюны – это прямые «родственники» шуликунов, в которых верили и на Русском Севере, и в Прикамье, и на Урале, и в Сибири.

Но вернемся в Крест-Халдьжай 1950-х. Дедом Морозом на школьном утреннике назначали самого высокого и представительного учителя, вот только подарков он не раздавал. Просто приходил, поздравлял басом, а дети начинали водить вокруг елки хороводы и петь песни. Пели, кстати, по-якутски, потому что русских песен не знали, и это, пожалуй, главная примета времени, потому что позднее в новогоднем репертуаре школьников уж хотя бы «В лесу родилась елочка» появилась бы обязательно.

О том, как отмечали Новый год в промышленных поселках республики, рассказала методист Дворца детского творчества Антонина Желобова, которая выросла в поселке Чагда Алданского района, где главной зимней радостью ребятни в 1950-е годы были горка и библиотека при клубе.

Антонина Сергеевна до сих пор помнит имя библиотекаря, которая постоянно проводила для школьников праздники, диспуты и обсуждение прочитанных книг.

А в Новый год Анастасия Петровна Попова обязательно устанавливала в библиотеке елочку, хотя в клубе была огромная роскошная ель – Алданский район славится своими ельниками. Вокруг этой ели в клубе устраивали танцы, а те, кто был мал для танцев, шли на новогоднее чаепитие к Анастасии Петровне.

В школе тоже были утренники, на которые полагалось приходить в маскарадных костюмах. В отсутствие готовых мамы и бабушки шили их из марли, выкрашенной в разные цвета и накрахмаленной.

Как-то на Новый год Тоня пришла в костюме Розы – лиф и юбочка были розового цвета, на голове – шляпка в виде распустившегося бутона. Даже туфельки были розовые. Все это великолепие было, разумеется, марлевым, и только туфли обтянуты тканью – не то бязью, не то ситцем, установить за давностью лет уже не представляется возможным. Зато у Антонины Сергеевны по сей день хранится приз за лучший костюм – книжка про Александра Фадеева.

Подарки на утренниках тех лет нужно было заработать: Дед Мороз со Снегурочкой за стих и танец выдавали по одной конфете – если очень повезет, можно было получить шоколадку, но и карамелька была радостью. Про мешочки со сладостями никто и не мечтал – хорошенького понемножку.

Зато мама с папой дарили то куклу, то книжку, а брат каждый год пополнял свой «автопарк» новой машинкой. Новогодний стол ломился от выпечки, а мамины «мартышки» с успехом заменяли мороженое, о существовании которого юные чагдинцы в большинстве своем не подозревали.

Черная тарелка репродуктора радостно вещала что-то новогоднее, но что именно, Тоню не особенно интересовало – дел под Новый год по горло: надо и маме помочь, и с елочными игрушками успеть. Игрушки тоже клеили сами: цепочки из цветной бумаги, зверюшек, большие конфеты из серебряной фольги. И это тоже был праздник – праздник ожидания праздника.

Продолжение следует…

Читайте также Новогодье в Якутии: 1960-е

Новогодье в Якутии: 1970-е 

Новогодье в Якутии: 80-е

15.12.2017
6
0
 1343
Кюннэй Еремеева

Кюннэй ЕремееваСмотреть все записи

Окончила филологический факультет ЯГУ. Журналист, писатель, переводчик и большой знаток культуры. Ее статьи отличаются писательским размахом, глубиной и безупречным стилем.
Сборник повестей «Сын тундры», изданный медиа-холдингом «Якутия», удостоен диплома Дальневосточной выставки-ярмарки «Печатный двор-2017» в номинации «Детская книга».

Похожие записи

1 комментарий

  1. Горожанка:

    0

    0

    Так мило!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

4 × один =