Главная » Общество » Смертельные пассажироперевозки

Смертельные пассажироперевозки

Межулусное такси: доехать живым

В последнее время федеральные дороги «Лена», «Колыма» и «Вилюй» стали ассоциироваться у жителей Якутии с гиблым местом. И это неудивительно. По данным Управления ГИБДД по РС(Я), в 2017 году только на этих трех трассах произошло 175 ДТП, в которых погибли 44 человека. А за период с января по март 2018 года — уже 18 погибших и 37 раненых. Самое печальное, что во многих ДТП с пострадавшими присутствуют дети.

Известие о чудовищной аварии, произошедшей 8 декабря прошлого года на 39‑м км автодороги «Колыма», под поселком Нижний Бестях, потрясло якутян до глубины души. В одночасье погибло девять человек, в том числе двухлетняя девочка. Как выяснилось, 24‑летний водитель УАЗа-такси несся в тумане по неосвещенной трассе с превышением скорости, выезжал на полосу встречного движения и в итоге совершил столкновение со встречным КамАЗом. Выжили в этом ДТП лишь трое — водитель большегруза и два пассажира такси, которых доставили в больницу с тяжелыми травмами.

9 марта на 144‑м км трассы «Вилюй» произошло столкновение КамАЗа и микроавтобуса-такси «Тойота Хайс». Микроавтобус врезался в стоящий грузовик на скорости 100 км в час.

В ДТП погибли четыре человека, еще девять получили травмы различной степени тяжести.
Женщина и две ее дочери 2012 и 2017 годов рождения погибли в результате ДТП, которое произошло в Алданском районе 17 марта на 535‑м км автодороги «Лена». Как выяснилось, глава семьи, управляя «Тойотой Премио», не выдержал безопасную скорость движения, не справился с управлением, выехал на встречную полосу и столкнулся с джипом «Ниссан Патрол». Сам виновник аварии получил травмы средней тяжести.

Большая часть ДТП с тяжелыми последствиями происходит на федеральных трассах по вине пассажироперевозчиков.

1 апреля на 462‑м км дороги «Вилюй» произошло лобовое столкновение микроавтобуса-такси «Тойота Хайс» и внедорожника «Тойота Лэнд Крузер». Водитель такси не справился с управлением из-за плохой видимости и гололеда. В салоне «Хайса» находились 13 пассажиров, включая семерых детей в возрасте от 10 до 14 лет. У женщины-пассажирки закрытая черепно-мозговая травма, у двоих детей — ушибы различной степени тяжести. Сам таксист попал в больницу со множественными переломами.

Большая часть ДТП с тяжелыми последствиями происходит на федеральных трассах по вине пассажироперевозчиков.

«Действительно, львиная доля резонансных ДТП произошла по вине таксистов, которые перевозят людей без соответствующих разрешений,  — сообщила «Якутии» Елена Гуляева, старший инспектор пропаганды УГИБДД МВД по РС(Я). — Нередки случаи, когда за рулем оказывались водители, не имеющие водительских прав.

Плюс низкая культура вождения: превышение скорости, обгоны и другие маневры, невзирая на опасность. Усталость — тоже один из факторов: едут за тысячу километров без напарника, теряют осторожность, засыпают за рулем.

Конечно, у нелегалов нет понятия медицинского и технического осмотра перед поездкой. Свои авто частники порой «модернизируют»: ставят дополнительные сиденья, чтобы больше заработать. В случае ДТП такие сиденья отлетают, как кегли, а пассажиры получают дополнительные травмы».

Резонный вопрос: «Куда же смотрит ГАИ?», — Елена Владимировна парировала, мол, сотрудников все время сокращают, да и на каждом километре ФАДа их не расставишь. В свою очередь, перед поездкой пассажиры не интересуются наличием у водителей документов, подтверждающих легальность перевозки, наличием ремней безопасности и детских удерживающих устройств. А если водитель гонит под сотню км в час и выше — молчат, не делают ему замечаний.

В отсутствие альтернативы частным перевозчикам, будь это межмуниципальные автобусные предприятия либо самолеты и вертолеты малой авиации, якутяне по-прежнему вынуждены подвергать себя опасности, обращаясь за услугами в сомнительные службы такси.

Алексей РУДЫХ

Будни извоза

Жизнь таксиста — далеко не сказка. О буднях работника извоза с нами поделился Степан Фёдоров (имя и фамилия изменены по просьбе респондента, дабы избежать недоразумений с его коллегами).

Живёт он в городе, на трассу на своём микроавтобусе выходит только зимой. Летом зарабатывает на заводе стройматериалов, а когда заканчивается строительный сезон, у него начинается отпуск.

— Не от хорошей жизни, — говорит он, — я таксую. Это тяжелая, выматывающая работа. Есть, конечно, и короткие маршруты, как в Намцы, Покровск, Мохсоголлох, туда и дорога лучше, но и конкуренция выше. Вроде и бегать туда–обратно быстрее, но пока дождёшься своей очереди, пока загрузишься пассажирами (и не факт, что наберёшь полный салон), хорошо, если успеешь сделать два рейса.

Самый выгодный маршрут из Якутска до Алдана — Нерюнгри. Дорога сейчас туда хорошая, но чтобы попасть на этот маршрут и ездить без опаски, придётся и кому следует заплатить неплохо. Этот бизнес — ещё та мафия со своими неписаными законами.

Куда тяжелее дороги на Север, там надо быть уверенным в своей машине. Как съедешь с «федералки» и встанет машина на дороге посередине зимы, а если ещё и метель, а у тебя в салоне куча детей? Страшное дело: ни связи, ни попуток. Что-то ремонтировать? Да сейчас каждый второй из молодёжи открывает капот и не понимает, как двигатель работает.
Да и техника на наших дорогах, если её эксплуатировать так, как мы, с нашими километражами «убивается» очень быстро.

Умный таксист меняет свою машину уже через год. Конечно, помоет её, подтянет какие болты, чтобы особо сильно не бренчало, салон почистит, отмотает пробег авто — и на продажу. Причём в своём городе её продавать бесполезно, все тебя знают, а если нет, то обязательно найдётся «фрукт», который подскажет. Ведь даже полный дурак не будет покупать машину у таксиста. Потому, допустим, нерюнгринец приедет продавать машину в Якутск, а наши — туда.

Жаловаться на дороги я не буду, плохие дороги — это наш хлеб. Когда появятся действительно хорошие трассы, а время уже подходит, по ним пойдут рейсовые автобусы. И всё, конец работе.

А извоз сегодня кормит тысячи семей. Откуда ещё в деревнях взять живые деньги или найти работу? Все тёплые места заняты. Вот люди и копят, чтобы купить машину и выйти на ней в рейс.

Аламжи БУДАЕВ

Автобусов не будет

Нелегальные перевозки пассажиров и участившиеся аварии на междугородних маршрутах в республике вызывают особое беспокойство в Министерстве транспорта и дорожного хозяйства РС(Я).

На недавнем выездном совещании Минтранса гендиректор автовокзала Якутска Саргылана Готовцева отметила, что только легальные перевозчики осознают ответственность и способны обеспечить комфортную и безопасную доставку пассажиров до места назначения. Кстати, на базе учреждения работают 118 субъектов ИП, которые следят за технической исправностью транспортных средств, а водители проходят обязательные предрейсовый и послерейсовый медосмотры.

Один из таких легальных предпринимателей — директор АТП «Аргыс» Макар Николаев. Он подчеркнул, что каждый его автобус имеет тахограф, благодаря которому можно контролировать режим труда и отдыха водителей, а также соблюдение скорости в пути.
«За 5 лет по расписанию было перевезено 25 тысяч пассажиров по направлению Якутск — Верхневилюйск — Нюрба и обратно с соблюдением всех мер безопасности, в общей сложности пробег составил 1,5 млн км. Наш транспорт, всего 4 автобуса ПАЗ, приобретен по спецзаказу у завода-изготовителя с учетом дальних поездок и дорожных условий: оборудован комфортными креслами, багажными отделением и полками», — говорит предприниматель.
Как видим, оборудованных автобусов на федеральных автодорогах считанные единицы, и они не резиновые, всех желающих поместить не могут. Казалось бы, самое простое решение — закупить дополнительный транспорт и зарубить проблему на корню.
Однако в Департаменте дорожной службы и автомобильного транспорта нам ответили четко и лаконично: «Госпрограммой «Развитие транспортного комплекса РС(Я) на 2018–2022 годы» приобретение автобусов по линии Минтранса не предусмотрено».

В ведомстве отметили: все запланированные выезды по маршрутам «Якутск — Намцы», «Якутск — Покровск — Мохсоголлох» и «Якутск — Мирный» проведены, акты по каждому направлению составлены и будут подписаны.

На том же совещании были определены перспективы работы на год. Планируется внести изменения в федеральное и республиканское законодательство, касающиеся повышения ответственности нелегальных перевозчиков. Кроме того, сотрудники ГИБДД и Ространснадзора должны будут усилить контрольно-надзорную деятельность. Межведомственная комиссия разрабатывает межрайонные автобусные маршруты «Якутск — Бердигестях» и «Якутск — Нижний Бестях — Алдан — Нерюнгри».

Олеся ПОПЕНКО

 

Смертельное ДТП на Вилюйской трассе 9 марта этого года унесло жизни четырех человек.

Участковая больница? Полевой госпиталь!

Село Илбенге (Баппагаинский наслег Вилюйского улуса) находится посередине между Якутском и Вилюйском — там, где водители, преодолев половину пути, имеют привычку ускоряться. Поэтому нередки случаи, когда местная больница превращается в подобие полевого госпиталя.

Например, в 2015‑м туда одномоментно были доставлены восемь пассажиров такси с серьезными переломами и сильной кровопотерей.
Врачу Баппагаинской участковой больницы Анне Харлампьевой страшно подумать, что подобное может повториться: аварийное здание больницы было закрыто в прошлом году, и сейчас приходится ютиться в амбулатории, где нашлось место всего для двух коек. А в такси, между прочим, набивается до десяти человек.
Пока судьба милует: с начала этого года помощь оказали шестерым — пятеро отделались ушибами, одного с подозрением на компрессионный перелом позвоночника отправили в Вилюйск. Но как долго будет продолжаться это везение?

44 человека погибли в 2017 году на дорогах «Лена», «Колыма» и «Вилюй».

Строительство новой больницы — вопрос жизни и смерти не только для жителей наслега, но и для всех проезжающих по федеральной трассе «Вилюй», ведь до Вилюйска отсюда 240 км, а это 4–5 часов езды в лучшем случае. Пока они доедут, пока заберут пострадавших, пока довезут до райцентра… А если счет идет на минуты?
И аварий с каждым годом все больше, ведь общеизвестно — чем лучше дорога, тем выше скорость. На все остальное лихие «извозчики» внимания не обращают. Гололед? Пустяки, дело житейское. Летом пыль столбом, а зимой туман как молоко? Гоняли и будем гонять. Выхлопные газы идущей впереди машины свет застят? Авось проскочим! И выныривает авто из такого облака на бешеной скорости, а навстречу ему летит такой же «истребитель». Да еще бензовозы с КамАЗами имеют привычку ехать по середине дороги. Короли трассы, чего уж там.
А больницы и ФАПы из-за этого живут практически на военном положении. Невзирая на собственные проблемы и даже отсутствие зданий.

Кюннэй Еремеева

Чувствуете ли вы себя в безопасности в межрайонном такси?

Елена Потоцкая, журналист газеты «Саха Сирэ»:

— Я родом из Оймяконского района. В среднем в год езжу туда четыре раза. После случаев ДТП с жертвами стала бояться таких поездок. Но что делать? Сажусь всегда к проверенным водителям. Есть опытные люди, которые чувствуют ответственность за каждого пассажира. Кто часто ездит в таких микроавтобусах, знают каждого таксиста, поэтому услугами лихачей редко пользуются. Может быть, любители быстрой езды задумаются: «Почему у меня всегда мало пассажиров?».

Яна Захарова, преподаватель СВФУ:

— Признаться, не боюсь ездить на междугородних такси. Конечно, тоже слышала о происшествиях с жертвами, но мыслей, что такое может случиться со мной, никогда не возникало, хотя езжу часто. Один раз в два месяца стараюсь побывать в родном Верхневилюйске. Предпочитаю занять место внутри салона, а не рядом с шофером. Еще бываем на соревнованиях в разных улусах, но ездим на турниры на своем автобусе с водителем, которому доверяем.

Григорий Полятинский, индивидуальный предприниматель:

— По работе часто езжу в Якутск. В Кобяйском улусе бездорожье, поэтому чаще всего пользуемся УАЗ-санитарками или «Хайсами» с полным приводом. В Сангаре пять зарегистрированных служб такси, я пользуюсь двумя. Хорошо, когда есть выбор. Поэтому опасений за свою жизнь у меня нет. Несколько раз ездил с частниками, но бывало, у них ломалась машина, а они не знали, что делать. С тех пор зарекся иметь с ними дело.

Анастасия Тимофеева, студентка II курса Финансово‑экономического института СВФУ:

— В родное село Тюбяй Сунтарского улуса езжу на новогодние и летние каникулы. Чаще всего добираюсь на микроавтобусах. Во время поездок чувствую себя в безопасности. Потому что знаю водителей, они все из нашей деревни, я им доверяю. Наверное, мне везет, не было такого случая, чтобы кто-то ездил на высокой скорости. Те, кто за рулем, чувствуют ответственность за жизнь других людей.

Константин Сазонов, житель Якутска:

— Редко пользуюсь районными такси. В последний раз ездил в апреле 2016 года из Якутска до Алдана. Тогда тоже были случаи с жертвами. У нас был новый микроавтобус «Тайота Хайс», чувствовал себя спокойно. Водитель выдерживал безопасную скорость. На середине пути нас остановили сотрудники ГИБДД, проверили документы у водителя и двух пассажиров. Осмотрели, все ли пристегнуты ремнями безопасности. Считаю, это не было излишней придирчивостью, а профессиональным отношением к делу. После таких проверок водители будут ездить осторожно.

Георгий ТАТАРИНОВ


«Якутия», 12 апреля 2018 г.

12.04.2018
0
0
 845

Газета ЯкутияСмотреть все записи

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

9 + шестнадцать =