podpiska
Главная » Культура » «Покуда жива любовь»

«Покуда жива любовь»

Премьерой спектакля «Покуда есть любовь» по «Ромео и Джульетте» Шекспира отметил свой юбилей режиссер Театра юного зрителя Александр Титигиров.

Зритель принял на ура постановку, подтвердившую отзывы московских критиков о том, что режиссер развивает в Якутии визуальный театр: титигировские «Ромео и Джульетта» действительно смотрелись необычно — минимум участников, минимум слов (вольный перевод Кирилла Семенова), но каждое мгновение спектакля было так насыщенно, так наполнено эмоциями, музыкой, световыми эффектами, что никто в зале не остался равнодушным.

Среди призраков

…Мрачная пустая черная сцена, которую то и дело заволакивает дымом. В этом мороке, тумане возникают безликие «манекены» из пластика, и эти нагоняющие жуть прозрачно-призрачные фигуры будут участвовать в действе от начала до конца.

Декорации заменяет обыкновенная лавка, которая в разных сценах становится то качелями для Ромео (Антон Ботаков), который сам не свой от страсти к Розалине (вверх-вниз, вверх-вниз: «ах, с тобой взлетаю к звездам, ах, без тебя иду ко дну»), то превращается в помост, возносящий над грешной землей юных влюбленных, или в погребальные носилки для Меркуцио с Тибальтом.

Бал в доме Капулетти — инфернальное зрелище: среди пластиковых «призраков» движется черный хоровод из людей с надвинутыми на лица капюшонами. Джульетта в нем похожа на заводную игрушку — эдакий болванчик, кивающий из стороны в сторону очаровательной головкой.

Будь в распоряжении режиссера нормальная сцена, мы бы еще не такое увидели. Но вынужденный творить чуть ли не в пещерных условиях Титигиров научился выжимать из имеющегося максимум возможного.

Но вот проникший в этот хоровод Ромео касается ее руки, и стихает музыка, бездушная кукла оживает (Анна Флегонтова замечательно показывает этот переход), и двое влюбленных воспаряют над землей… на самом поднимаются на лавку-трансформер (надо заметить, если бы актеры делали это легче и уверенней, впечатление было бы намного сильнее). Среди застывших в безмолвии страшных пустотелых фигур они тянутся друг к другу, озаренные падающим сверху светом. Остановись, мгновенье, ты прекрасно!

Кринолин-клетка

После Ромео и Джульетты на «помост» взгромождается кормилица (Екатерина Семенова), и слова «его зовут Ромео, он Монтекки» звучат громом с неба, приговором, не подлежащим обжалованию, и это все благодаря чудесному голосу актрисы, звучащему на низких тонах, отдаваясь эхом.

Актрисе невероятно повезло с ролью: там, где остальные играют или любовь, или ненависть, ей дана возможность переходить от фарса к трагедии, от трагедии к комедии, то надевать маску, то снимать ее.

В присутствии леди Капулетти она не человек, а функция, что подчеркивают «роботизированная» пластика и механические интонации.

Передавая Ромео послание от своей юной госпожи, кормилица встает на пуанты (любовь возвышает даже тех, кто просто мимо проходил!), но вскоре ее ноги сгибаются колесом от непосильной ноши, а потом и вовсе подкашиваются, и она опускается на землю, застывая, как надгробная статуя — воплощение вселенской скорби. А когда несчастная женщина, сгорбившись, уходит со сцены, сердце сжимается — она будто уже идет за гробом своей девочки, хотя та еще жива.

В сцене, где леди Капулетти сообщает Джульетте о предстоящем венчании с графом Парисом, одновременно отталкивая ее отстраняющим жестом, и этот жест переходит в болевой прием — выкручивание рук непокорной дочери, кормилица стоит рядом безмолвной тенью, не в силах защитить ту, что вспоила своим молоком, от той, что родила ее на свет. Гротескное одеяние героини — голый «скелет» кринолина без юбки — будто клетка, в которой томится ее душа. Выхода нет…

Скованные одной цепью

В костюмах остальных персонажей тоже много говорящих деталей. На сутане брата Лоренцо (Федот Львов) закреплены шаманские подвески, в руках святого отца — кырыымпа со смычком, превращающаяся то в крест, то в петлю на шее Ромео.

Венчаться влюбленные идут в белом — как в саванах, и свисающие сверху тонкие цепи обвивают им руки, когда они раскидывают их, чтобы обнять весь мир. Полет обреченных птиц, скованных одной цепью…

И точно так же, но безо всяких цепей, намертво скованы друг с другом Тибальт (Владимир Охлопков) и Меркуцио (Никита Соловьев). Последний их поединок напоминает ритуальный танец — никаких шпаг и фехтовальных приемов, одна лишь лютая, всесокрушающая ненависть. Но смерть примирит их, и на лавке, ставшей погребальными носилками, они лягут голова к голове. А потом встанут и возьмутся за них — один спереди, другой сзади — покидая сцену под вой распластавшихся по земле женщин.

«Волос долог, ум короток»

Но их смертельная схватка — вовсе не финальный поединок. В нем сойдутся предводительницы двух враждующих родов — леди Монтекки (Мария Данилова) и леди Капулетти (Изабелла Егорова). Одетые в черное с головы до ног, они как вороны, слетевшиеся к полю завершившейся битвы. Их нагрудные украшения — доспехи, а длинные косы — арканы, срывающие на полном скаку воинов с седел.

На Кавказе в старину женщина могла остановить сражающихся, бросив между ними свой платок. Но эти не остановят — наоборот, будут подливать масла в огонь. С ристалища они расходятся, испепеляя друг друга взглядами, при этом переброшенные за спину косы обвивают их шеи, как удавки. Нет повести печальнее на свете…

Спектакль, длящийся чуть больше часа, захватывает полностью, хотя после просмотра мелькнула мысль, что будь в распоряжении режиссера нормальная сцена (в неаварийном здании) со всем полагающимся оборудованием, мы бы еще не такое увидели. Но вынужденный творить чуть ли не в пещерных условиях Титигиров научился выжимать из имеющегося в его распоряжении максимум возможного. Браво!

04.12.2018
0
0
 194
Кюннэй Еремеева

Кюннэй ЕремееваСмотреть все записи

Окончила филологический факультет ЯГУ. Журналист, писатель, переводчик и большой знаток культуры. Ее статьи отличаются писательским размахом, глубиной и безупречным стилем.
Сборник повестей «Сын тундры», изданный медиа-холдингом «Якутия», удостоен диплома Дальневосточной выставки-ярмарки «Печатный двор-2017» в номинации «Детская книга».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

двенадцать − 1 =