Пляжное настроение

Неловко об элите и механизме отбора "лучших людей"

Пожалуй, больше всего на свете я не люблю испытывать неловкость. Неловкое молчание, неловкий разговор, неловкий человек рядом, который ставит тебя в глупое положение — все это ужасно, от всего этого хочется бежать.

Но тут вот приехал на Лигурийское побережье – и сразу наткнулся на самую что ни на есть неловкую ситуацию. Представьте себе – вы стоите на пляже, вас окружают десятки симпатичных загорелых людей, и вдруг именно к вам подходит здоровенный чернокожий парень, увешанный с ног до головы наручными часами, которые ему втемяшилось непременно вам продать. На пляже. В Италии. После ваших долгих отнекиваний он спрашивает по-английски: » Вы не любите часы?» И уходит, только услышав от вас: «Я не люблю время». Впрочем, это, пожалуй, не та неловкая ситуация, о которой я хотел рассказать.

Итак, вы сидите на террасе ресторана с видом на море. Вы только что налили себе из запотевшего кувшинчика белого вина, но в этот момент официант, принёсший чистые приборы, задевает тяжелым металлическим ножом ваш бокал. На стекле появляется трещина, и официант, глубоко извиняясь, уносит бокал с вашим вином. Через минуту он приносит новый, однако вина в нем нет. А из предыдущего бокала вы не успели сделать ни глотка. И в кувшине на один бокал меньше. Впрочем, и это не та неловкость, о какой стоило бы распространяться.

Итальянцы много смеются, громко болтают, беспрестанно мажутся кремом от солнца, курят, сидят в парикмахерских и могут подъехать к этому пляжу на «Мерседесе CLK GTR». Я видел даже подъехавших на «Феррари».

По-настоящему неловко становится, когда в уютном средневековом городке у моря ты видишь людей, которые не пришли на пляж, а живут на нем. Прямо рядом с туалетом, общественным душем и кабинками для переодевания. И это отнюдь не те легкие на подъем веселые студенты, что путешествуют по всей Европе с палатками, пока в университетах у них каникулы. Это целые семьи – с детьми, стариками, беременными женщинами. Стоянку свою они окружили скарбом наподобие крепостной стены вокруг расположенного неподалёку в горах замка Сан Джованни, и, кажется, готовы её защищать. К морю они не идут. Смотрят на него пристально из своего укрепления.

Наверное, это те самые беженцы. Во всяком случае, на итальянцев они совсем не похожи. Итальянцы много смеются, громко болтают, беспрестанно мажутся кремом от солнца, курят, сидят в парикмахерских и могут подъехать к этому пляжу на «Мерседесе CLK GTR». Я видел даже подъехавших на «Феррари».

И вот тут, вот в этот самый момент, неловкость всей этой ситуации, нелепость и даже абсурд обретают космические масштабы. В том смысле, что для людей, живущих на пляже, разница в стоимости между «Феррари» и космическим кораблем весьма условна. В принципе, для них этой разницы просто нет.

И тогда вы начинаете задумываться об устройстве общества – о том, какие процессы приводят одних за руль суперкара, а других – за стену, построенную из дорожных сумок. Несмотря на то, что и те, и другие находятся, в общем-то, в раю. Вы размышляете о том, как складываются элиты.

Про давние времена все более-менее понятно. Кто владел оружием и обученными бойцами, тот в итоге и становился князем, герцогом и прочими феодалами. То есть, изначально надо было уметь хорошо врезать кому-нибудь по башке, заставить слабых работать на себя – и вот вы уже во дворянстве.

К двадцатому веку ситуация осложнилась. Достоевский в своём «Дневнике писателя» за 1876 год вспоминает, как одна небогатая генеральша прилюдно согнала с кресел в театре купчиху-миллионщицу. То есть, в его время дворянская аристократия ещё ставила себя значительно выше деловых кругов.

Человечество, пусть и не очень быстро, все же отстраивает механизм отбора «лучших людей», отличающийся от того, что было раньше.

Но спустя всего пару десятков лет купцы принарядились во фраки, отправили своих детей за границу, получили университетское образование, и вот уже дворяне стали искать с ними связей, включая брачные. Народился новый слой «лучших людей», как называет их Достоевский. Думаю, термин этот он использует не без иронии.

Впрочем, замечательна здесь не столько его лёгкая усмешка, сколько расширение состава элит. Если до этого «лучшие люди» были исключительно потомками тех, кто умел отнять что-то у ближнего, то к двадцатому веку в их круг оказались приняты люди торговли и промышленности. Хотя, согласно Карлу Марксу, их способ приобретения богатства был ничуть не менее насильственным, чем у предыдущей аристократии. Просто слабых они убивали медленней, унизительней и скучнее.

А вот позже ситуация в составе элит переменилась уже кардинально. Аристократы крови (в прямом смысле слова) опять потеснились, но на этот раз для самой презренной некогда общественной группы – ради шутов. Сфера развлечений превратилась в индустрию, что привело к возникновению социального института звёзд и селебрити. И эта часть современных элит уже не опирается впрямую на инструменты насилия.

Эта тенденция, честно говоря, не может не радовать, поскольку человечество, пусть и не очень быстро, все же отстраивает механизм отбора «лучших людей», отличающийся от того, что было раньше.

Не знаю, правда, может ли это стать утешением для тех нищих людей, что живут на одном из лигурийских пляжей. По крайней мере, вид с их постелей открывается потрясающий.

16.08.2018
5
0
 2498
Андрей Геласимов

Андрей ГеласимовСмотреть все записи

автор блога «Проза жизни»
Писатель, получивший всероссийскую и мировую известность, кандидат филологических наук, театральный режиссер. Обладатель престижных отечественных и международных литературных премий. В 2005-м был признан самым популярным во Франции российским писателем.
Родился в Иркутске, вырос в Якутии. Здесь же в 1990-е годы получил высшее образование, затем работал доцентом кафедры английской филологии Якутского госуниверситета, преподавал стилистику английского языка и анализ художественного текста.

Похожие записи

3 комментария

  1. Миха:

    1

    0

    Геласимов великолепен.

  2. согласна:

    0

    0

    Читать его одно удовольствие))

  3. Никита:

    0

    0

    Лучшие люди — легко и непринужденно 🙂 спасибо

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

два × три =