Главная » Общество » Первый дипломат

Первый дипломат

Доверие республики оправдал

С Иваном Рожиным мне посчастливилось познакомиться еще в 90‑е. Он, только назначенный представителем Якутии в Канаде, и начинающий журналист — мы целый час беседовали в холле Министерства внешних связей РС(Я).

Нынешняя наша встреча состоялась там же. Мой собеседник мало изменился за прошедшие 20 лет. Единственное, беседа шла практически полностью на якутском языке. Наверное, с возрастом человека тянет к своим исконным корням.

По русски не говорил

— Иван Васильевич, вопрос, который вам задают в течение всей вашей жизни: почему именно вас, простого учителя семилетней школы из села Ой Хангаласского района, выбрали в 1960‑х на работу в систему Министерства иностранных дел СССР?

Мама Евдокия Петровна (в центре), сёстры Татьяна и Прасковья (в середине первого ряда) и Ваня Рожин (второй ряд, правый крайний).

— Кандидатов было много. Наверное, не один десяток. А почему все-таки остановились на мне? Начну с детства. Родился в селе Тит-Ары. Когда был маленьким, родители переехали в деревню Еланка — там жили потомки ямщиков, которые говорят на якутском лучше, чем на русском.
Отец мой с малых лет внушал, что я должен жить лучше, чем он. Для этого нужно учиться. Сам он был неординарным человеком. В 18 лет поехал на заработки в Бодайбо Иркутской области. Выучил русский язык, увидел много нового, вернулся совсем другим человеком.

«Но я вцепился в парту, а потом и ребята дружно за меня заступились».

Из Еланки, где была только начальная школа, мы переехали в Покровск, чтобы я мог учиться дальше.
Попал в русский класс, хотя по-русски не говорил абсолютно. Путал все слова, в классе постоянно стоял хохот. Учительница хотела перевести меня в параллельный якутский. При всех в классе сказала: «Иван, ты не должен здесь учиться!» Но я вцепился в парту, а потом и ребята дружно за меня заступились. Так и остался.

Крым. Артек.  ЦК комсомола

— Школу вы закончили и… Я все подвожу вас к началу карьеры дипломата.

Среди участников I Всероссийского семинара пионерских работников в Артеке.

— Ну, до карьеры еще было очень далеко. После школы меня забрили в армию, отслужил радистом в связи, где пригодился музыкальный слух. Вернулся домой.
В родном районе меня хорошо знали: был спортсменом, чемпионом республики по лыжным гонкам. Не зная нот, на гармошке играл, баяне, гитаре. После школы пришлось трудоустраиваться, помогать семье. Валил лес в тайге, значился электропильщиком.
Неожиданно вызывают в райком комсомола. Первый секретарь Андрей Михеев жестко заявил: хватит отсиживаться в лесу, я должен работать с молодежью и направил в райотдел образования. Назначили учителем физкультуры, вожатым и воспитателем интерната Ойской семилетней школы.
Вскоре наша пионерская организация вышла победителем республиканского фестиваля. Меня отправили на I Всесоюзный семинар пионервожатых в Артек. В Крыму инструкторы ЦК комсомола обратили на меня внимание, пригласили в Москву на беседу, рекомендовали в Высшую комсомольскую школу.
Я их заверил, что решение приму в Якутске, согласую в обкоме. Вернулся, а Михеев уже первый секретарь обкома комсомола и в курсе сделанного мне предложения.
После ряда бесед с партийными деятелями высокого ранга меня провели к первому секретарю обкома Гаврилу Чиряеву. Крепко запомнил его напутствие: «Впервые в истории мы направляем представителя якутского народа на дипломатическую учебу с последующей работой в МИД СССР. Не подведите родную Якутию!»
Собеседования продолжились в Москве, в структурах ЦК КПСС. Лишь пройдя через все испытания, меня приняли в Высшую дипломатическую школу Министерства иностранных дел.

Хунвейбины вокруг посольства

С Ли Минь — дочерью Председателя КНР Мао Цзэдуна.

— После вуза вас отправили в Поднебесную. Отношения с Китаем у СССР тогда были не самыми лучшими.

— Совершенно верно, в 1960‑е отношения с Китаем были очень сложные, у них шел период так называемой «культурной революции». Хунвейбинов видел своими глазами, с палками вокруг советского посольства скандировали.

«Когда говорю китайцам, что видел живого Мао Цзэдуна, они готовы мне чуть ли не ноги целовать».

Главная улица была вся в антисоветских лозунгах. Достаточно вспомнить кровопролитное вооруженное столкновение на острове Даманский. Предпринятыми усилиями с нашей стороны удалось избежать дальнейшего обострения, трудно переоценить роль в урегулировании отношений работников дипкорпуса.

— Последний раз когда были в Китае?

— Езжу туда часто, в прошлом году был. Внешне Китай сильно изменился. Тем не менее на XIX съезде партии они вновь объявили, что будут строить социализм.

— После Китая где работали?

— Во Вьетнаме, тоже застал очень сложное время. В то время Китай заявлял о желании возглавить страны третьего мира, потому направили туда как китаиста.
Говорить на эту тему могу много, но связан государственной тайной. Сегодняшние дипломаты тоже не имеют права рассказывать деталей отношений России с другими странами. После наступил мой «африканский период»: работал в Танзании, затем в Нигерии.

— Вы могли изъявлять желание ехать в ту или другую страну?

— Нет. Меня и в Мавританию сватали. Направляли именно как китаиста в те страны, где чувствовалась активизация влияния Китая.

«Я видел Мао»

С Фам Туаном, первым космонавтом Вьетнама(в центре). Ныне начальник Главного политического управления Министерства обороны Вьетнама.

— Сегодня Китай мощно внедрился в Африку.

— Они это начали еще в 1970‑е. Пример: в Танзании хотели строить железную дорогу до моря. Попросили помощи у Америки, Советского Союза. Им отказали. Обратились к Китаю — те согласились, направили военизированных строителей. Там дикая жара, но китайцы быстро все сделали. Вот как они далеко все предвидели!

— Китайский язык помните?

— Нет, уже забыл. Могу сказать какие-то слова, не более — практики-то уже нет. Но когда говорю китайцам, что видел живого Мао Цзэдуна, они готовы мне чуть ли не ноги целовать.
А я его действительно видел на одном мероприятии. Он произвел на меня огромное впечатление. Сейчас читаю книгу про Мао Цзэдуна, выпущенную в Москве, где о нем написано негативно. Почему ее выпустили в России — другой вопрос.

Близкая Канада

— В Канаде вы проработали шесть лет. Чего удалось добиться?

— Установил полезные контакты в тамошних министерствах иностранных дел, международной торговли, по делам аборигенов и развития Севера, с государственными и частными компаниями, проявившими заинтересованность.
Достигнута договоренность о ежегодном направлении в Канаду наших специалистов различных профилей на бесплатную стажировку. Наладил сотрудничество между ЯГУ и университетами провинций Британская Колумбия и Квебек, обмен с образовательными учреждениями провинции Квебек.
По моей инициативе открыты Саха-канадская школа в Якутске с филиалом на моей малой родине, в селе Тит-Ары Хангаласского улуса.

В Третьей мировой никто не заинтересован

— Иван Васильевич, не могу не спросить вас, как проработавшего почти 30 лет за рубежом. Почему весь мир так ненавидит Россию?

— Я бы не сказал «ненависть». Мир меняется, в том числе приход к власти Трампа — тоже доказательство моим словам. Мы пытаемся с ним встретиться, но не получается. Америка присутствует в Европе, причем в таких мощных странах, как Германия, Франция, Великобритания.

— Вы согласны, что мир движется к Третьей мировой войне?

— Я так не думаю. Хотя ситуация похожа на 1930‑е, как и тогда, у границ России скоплены силы НАТО. Но до войны дело не должно дойти: в ней никто не заинтересован.

— Как вы относитесь к тому, что наша сборная на Олимпиаде выступит под нейтральным флагом и чья в этом вина? Была ли вообще система допингов?

— Все было! Почему многие были вынуждены согласиться, чтобы с них сняли медали? Почему нашего бывшего министра спорта пожизненно лишили заниматься олимпийскими делами? От этих вопросов мы уходим.

— Каковы будут последствия санкций в отношении России?

— Результат санкций мы еще увидим. Последствия видны во многом. Почему сейчас большие средства вкладываются в Крым? Потому что это стратегический объект.

«Голова» семьи — супруга

— Давайте от мировых тем перейдем к вашей семье. Супруга была рядом с вами во всех заграничных командировках?

— А как же? С Люцией Константиновной не разлучались, всегда были вместе. Она поддерживала меня, детей воспитывала и общественной деятельностью занималась в женсоветах. Она работает по сей день в одной из московских школ.
Один из двоих наших сыновей родился в Танзании, «африканец», оба с детства знают языки. Сейчас у каждого своя семья, работа.
Старший сын бизнесмен, второй работает в Минэкономразвития России. Его возит персональная машина. Говорю — значит, сынок ты дорос до высокого уровня. Он смеется: «Папа, я еще маленький человек!»

— Несмотря на то, что с 1960‑х живете за пределами Якутии, родной язык не забываете в прямом смысле.

— Да, 60 лет живу в Москве, из них 30 — за рубежом. С женой разговариваем только на якутском. Она у нас по сей день — «голова» семьи. Все решения принимает сама. Ее корни с Нюрбы.

— Иван Васильевич, вы довольны тем, что ваша судьба сложилась именно так, а не иначе?

— Еще бы, она подарила мне счастье увидеть почти весь мир, встречаться с выдающимися личностями. Жизнь прошла интересная, насыщенная событиями. Думаю, с возложенной на меня миссией справился, доверие республики оправдал.

26.01.2018
5
0
 1121
Юлия Ходулова

Юлия ХодуловаСмотреть все записи

редактор раздела "Почтовый ящик"

Болеет за малое предпринимательство и экологию. Одна из самых любимых тем – туризм. Хорошо знает, что волнует читателей, поскольку несколько лет вела в газете специализированную рубрику.

Окончила историко-филологический факультет ЯГУ им. М.К. Аммосова.

Работала на кафедре русской и зарубежной литературы филологического факультета ЯГУ.

В «Якутии» с 1993 года.

Похожие записи

2 комментария

  1. Сергей:

    0

    0

    Очень интересный человек.

  2. Юлия ХОДУЛОВА:

    0

    0

    Да, и он и его семья — настоящая находка для журналиста. Очень хотелось познакомиться с супругой Ивана Васильевича Рожина. Ведь за каждым успешным мужчиной стоит женщина. Но она безвыездно проживает в Москве.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

тринадцать − десять =