Главная » Экономика » Пансионат на голодном пайке

Пансионат на голодном пайке

Полезный бизнес едва держится на плаву

Если бы не надпись «Пансионат для пожилых», этот двухэтажный дом можно было бы принять за частный коттедж. Живут здесь 15 человек: семеро — на постоянной основе, остальные — приходящие. Кого-то привозят утром, забирают вечером (как они сами когда-то своих детей из садика), кого-то оставляют на время длительной командировки: одному невмоготу оставаться в пустой квартире, а другой может попросту включить плитку и забудет выключить.

«Все тут хорошо, только…»

Расценки на их пребывание, разумеется, разнятся: временные постояльцы платят 1 тысячу рублей в день, постоянные — 75% от пенсии (как и в государственных интернатах для престарелых).


Персонал небольшой: три санитарки, приходящий врач и повар. «Повар у нас пятого разряда», — с гордостью говорит директор пансионата Михаил Готовцев. Есть чем гордиться — в поварском деле выше только шестой разряд, а вдобавок еще выясняется, что ему пришлось сменить нескольких поваров: «Старикам угодить трудно. Зато сейчас все довольны».
Памятуя о недавних скандалах с частными домами престарелых, выражаем желание убедиться в этом лично, и Михаил Иннокентьевич ведет нас по обоим этажам. Жизнь идет обычным порядком: кто-то смотрит по телевизору олимпийские лыжные гонки, кто-то спит, кто-то при виде незнакомых людей запирается в комнате, три старика сидят в холле на диванах и на просьбу фотографа запечатлеться шутят, что у них от этого фотографирования лица уже порядком пообтрепались. На вопрос, как тут кормят, отвечают одинаково: «Вкусно». Один из них, Михаил Афанасьевич Дмитриев, добавляет: «Все тут хорошо, только не лечат».
Вообще-то, это понятно — здесь не лечебное учреждение, медицинской лицензии нет, а даже если бы и была, договор, скажем, с массажистом «выльется» в кругленькую сумму, но у большинства постояльцев пенсия — 15 тысяч, и тех 12 тысяч, что они платят каждый месяц (те самые 75% от пенсии), хватает только на самое необходимое. Точнее, не хватает.

Попали под сокращение

Расклад такой: питание четырехразовое, плюс коммунальные платежи, плюс канализация (она тут автономная — септик, а один «визит» фекалки обходится в 2 тысячи рублей). Постельное белье стирают в прачечной (115 рублей за 1 кг).
Другая статья расходов — зарплата персонала: по 15 тысяч каждому из пяти сотрудников. Изначально их было восемь, троих пришлось сократить. Спрашиваю, кого. Оказалось, медсестер.

Уменьшилось и число постояльцев: до недавнего времени «постоянных» было 11 человек, но четверых пришлось пристроить в другие места, хотя они могли бы продолжать спокойно жить и здесь, если бы не одно «но»…
Частным интернатам для престарелых, получившим государственную лицензию, полагаются компенсационные выплаты от Министерства труда и социальной защиты, подобные тем, что получает, скажем, Капитоновский дом-интернат для престарелых и инвалидов. Если бы они выплачивались в срок, проблем бы не было, но — увы. За III квартал 2017 г. Минтруда не выплатило пансионату Готовцева ни копейки, про IV квартал и речи нет.
А велика ли сумма? Вы будете смеяться: 280 тысяч рублей (правда, речь идет только о долге за III квартал прошлого года). А это ведь не просто деньги — это то, от чего зависит качественный уход за стариками, которые уже не в состоянии позаботиться о себе сами.

Общение нужно, как воздух

Одного дедушку прислали аж из Усть-Майского района. Позвонили Готовцеву: «У нас тут старику идти некуда. Мы ему билет до Якутска купили, вы его там встретьте и разместите». Что ж, встретили и разместили.
Другую постоялицу привезла дочь: бабушка как раз из тех, кто может включить и не выключить газ на кухне, открыть кран в ванной, а домочадцы с утра до вечера на работе. В пансионате уже знают: если она начинает потирать руки — значит, что-то задумала. Благо, при отсутствии в комнатах опасных приборов максимум, что она может — перевернуть верх дном постели в своем «номере» и соседних.
К слову сказать, здесь у многих постояльцев, к удивлению родни, состояние заметно улучшается.
Секрет, по мнению Готовцева, прост: «Дома на них чаще всего никто внимания не обращает, а тут — общение и уход. Сыграть партию-другую в шахматы, да и просто посидеть, поговорить — старикам ведь это нужно, как воздух. На Новый год к нам приезжали ребята из Хатасской школы, вместе с нашими стариками игрушки на елку клеили, дети из республиканского центра оздоровления «Сосновый бор» — он тут неподалеку — концерт недавно показывали, и с Сайсарским досуговым центром мы связь поддерживаем. Летом на ысыах Сайсарского округа ездили».

«Удержаться бы на плаву»

— Конечно, прежде чем принять человека, мы смотрим на его состояние, — рассказывает директор. — «Тяжелых» не берем — нет возможности. В государственном интернате старикам доступны 70 видов услуг, у нас — 20. Можно было бы постепенно расширить этот перечень, но при такой «господдержке», как сейчас, нам не до этого — удержаться бы на плаву, — говорит Михаил Иннокентьевич. — Причем я‑то в более выгодном положении по сравнению с другими частными пансионатами, потому что у меня здание собственное, а они платят аренду.
О том, что он со своим «более выгодным положением» с июля работает без зарплаты, Готовцев упоминает лишь мельком. Главное — удается платить сотрудникам. По 15 тысяч.
Несколько слов о нем. Пенсионер МВД, уйдя на заслуженный отдых, без дела сидеть не смог и устроился на работу в республиканский дом-интернат для престарелых и инвалидов «Алаас». Проработав там с момента открытия и набравшись необходимого опыта, построил дом (благо, и опыт строительных работ у него солидный), вложив 12 млн собственных денег, ни у кого ничего не просил. Зарегистрировав свой пансионат, вошел в реестр Министерства труда и социальной защиты — все честь по чести, и с июня 2017 года начал принимать постояльцев.

На словах – хорошо, а на деле?

В двухэтажном блочном доме восемь двухместных комнат — три на первом этаже, пять — на втором. Почти в каждой — телевизор (помимо того, что в холле), что можно считать достижением, ведь мебель и оборудование куплены в кредит. Санузлы на обоих этажах, кухня и столовая — на первом.


В прошлом году Михаил Иннокентьевич побывал в Хабаровске — посмотреть, как обстоят дела у коллег. Приехал под впечатлением: на весь город три частных пансионата, а очередь из желающих в них попасть — 300 человек по состоянию на октябрь.
В Якутске подобных пансионатов пять. Пока. Сколько выживут?
Между тем предполагается, что уже к 2020 году 60‑летних будет больше, чем 18‑летних. Может, имеет смысл обратить внимание на проблему, пока она не разрослась, как снежный ком?
С высоких трибун много говорится о необходимости развития негосударственных детских домов, домов престарелых. А на деле…

фото: Мария ВАСИЛЬЕВА.

«Якутия», 22.02.2018 г.

26.02.2018
2
0
 1169
Кюннэй Еремеева

Кюннэй ЕремееваСмотреть все записи

Окончила филологический факультет ЯГУ. Журналист, писатель, переводчик и большой знаток культуры. Ее статьи отличаются писательским размахом, глубиной и безупречным стилем.
Сборник повестей «Сын тундры», изданный медиа-холдингом «Якутия», удостоен диплома Дальневосточной выставки-ярмарки «Печатный двор-2017» в номинации «Детская книга».

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

5 × 3 =