Главная » Проза жизни с Андреем Геласимовым » «… о родине что-то поет…»

«… о родине что-то поет…»

Как естественно любить свое

В культовом фильме «Брат 2» Алексея Балабанова есть одна сцена, которая, судя по всему, была важна как режиссеру, так и самому исполнителю главной роли. Герой Сергея Бодрова в этом эпизоде приходит с немецким автоматом в большой сумке на детский утренник, посвященный Дню Гимназии. Он собирается убить отрицательного персонажа в исполнении Сергея Маковецкого, и поначалу хочет сделать это прямо во время концерта. Однако останавливает его маленький мальчик, начинающий читать стихотворение о Родине. Все, наверное, помнят эти простые и даже наивные строчки: «И тропинка, и лесок! В поле каждый колосок». Казалось бы – ну что здесь такого, однако Данила Багров немедленно отказывается от намерения убить свою жертву. И чуть позже он так и говорит испуганному до смерти злодею, что благодарить за свое спасение тот должен маленького сына.

На уровне режиссуры Балабанов поддерживает эту конструкцию выступлением детского хора – малыши начинают исполнять знаменитую песню Вячеслава Бутусова «Гуд бай, Америка». Это читается как вполне недвусмысленное заявление о разочаровании художника в ценностях западного мира. Если вспомнить недавнее интервью Сергея Бодрова-старшего программе «вДудь», то многое становится на свои места и в образе его сына. Заслуженный и у себя на Родине, и в Голливуде режиссер, заявляющий о своих космополитических и либеральных взглядах, говорит, что сын его был патриотом, и когда его спросили где-то в Европе об отношении к чеченской войне, ответил в том духе, что, если твоя страна воюет — права она при этом или же нет — высказываться против нее будет в определенном смысле предательством.

И вот я хожу по этому сараю за ними, забираюсь по каким-то пыльным лестницам на второй этаж, выслушиваю нуднейшие монологи о работе водяного колеса и производстве деревянной обуви, ломаю голову над тем – кому она сейчас нужна, и вдруг меня осеняет…

Вообще, чтобы рассмотреть феномен патриотизма в его первичном виде – то есть, не фокусируясь пока на его социальных и политических последствиях, которые безмерно восхищают одних и ровно в той же степени раздражают других участников нашего общества, – стоит на секунду отрешиться от сложного идеологического комплекса и понять, что базовая основа патриотизма – это просто-напросто любовь к своему. Причем даже на самом тривиальном и бытовом уровне. Ну кто из нас не любит, к примеру, свой огород? Свою дачу? Кто из нас не считает свой домик лучше и удобней соседского, пускай соседский даже немного дороже? Ведь это так понятно – что моё, то мне ближе. Оно привычней, роднее, и если в чем-то проигрывает, тому, что есть у других, то мы все равно найдем способ примириться с родным недостатком. Потому что мы – нормальные люди. И когда что-то нас не устраивает в близких, мы не спешим ведь их поменять на кого-то еще на том лишь одном основании, что в соседней квартире живут более симпатичные персонажи. Нет, мы верны своим. И находим это вполне естественным. А если бы это было не так, то всякая жена, увидев более успешного мужчину, вольна была бы тут же оставить своего мужа. Я знаю, что такое случается. Но происходит это не в рамках общественного одобрения. Особого уважения такой человек ни у кого не сыщет. И это прежде всего вопрос верности тому, что является твоим. Тому, что по какой-то причине дано тебе независимо от твоей воли – как даются родители, дети, место рождения, страна.

Кстати, насчет страны. В середине 90-х, когда я преподавал в Якутском государственном университете, мне довелось дважды побывать на стажировке в Англии. И вот после Якутска, после нищенской зарплаты, которую к тому же иногда задерживали на несколько месяцев, я оказался в совершенно иной университетской среде. Все там было комфортно, сытно и вовремя. Однако не эти приятные во всех отношениях вещи поразили меня тогда больше всего. Удивительным оказался взгляд англичан на самих себя и на свое прошлое. В просторной гостиной того дома, где я снимал комнату, стоял большой допотопный телевизор с деревянной панелью, изготовленный, судя по всему, еще в 70-х годах. Я спросил у хозяйки, зачем ей такая рухлядь, на что она пожала плечами и совершенно спокойно ответила: «Он работает».

Чуть позже эта Ивонна со своим мужем повезла меня в город Гастингс, до которого добираться нам пришлось на машине часа два. И весь этот путь, как выяснилось, я проделал в законный свой выходной лишь для того, чтобы увидеть старинную фабрику. Основное очарование этого каменного сарая с водяным колесом состояло в отсутствии электричества. Впрочем, очаровывало это только моих хозяев. Я был занят исключительно тихой злобой за испорченный выходной. И вот я хожу по этому сараю за ними, забираюсь по каким-то пыльным лестницам на второй этаж, выслушиваю нуднейшие монологи о работе водяного колеса, о ременных приводах, о возрасте древних станков и производстве деревянной обуви, ломаю голову над тем – кому она сейчас нужна, и вдруг меня осеняет. В какой-то момент я понимаю, что для моих новых друзей все это чрезвычайно важно. Что они не придуриваются, что в их планы отнюдь не входило поиздеваться над наивным русским, и что они всем этим по-настоящему гордятся, пытаясь и до меня донести хотя бы отголосок своей гордости. И тогда я начинаю осознавать британский патриотизм.

Через час мы едем домой, и время уже к вечеру. Справа от нас куда-то в тихое море опускается солнце. Я надеваю темные очки, потому что салон автомобиля пронизывают закатные лучи, и в голове у меня, совсем некстати, совершенно не в рифму пейзажу восточной Англии, абсолютно само собой начинает негромко звучать: «Ой, да не вечер, да не вечер…»

Я понимаю, что дико хочу домой. И я рад, что на мне темные очки.

фото: Мария Васильева.

03.11.2017
5
0
 2456
Андрей Геласимов

Андрей ГеласимовСмотреть все записи

автор блога «Проза жизни»
Писатель, получивший всероссийскую и мировую известность, кандидат филологических наук, театральный режиссер. Обладатель престижных отечественных и международных литературных премий. В 2005-м был признан самым популярным во Франции российским писателем.
Родился в Иркутске, вырос в Якутии. Здесь же в 1990-е годы получил высшее образование, затем работал доцентом кафедры английской филологии Якутского госуниверситета, преподавал стилистику английского языка и анализ художественного текста.

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

пятнадцать − 5 =