Мамонтовая фауна

Как уйти от «черного рынка»

Не так давно под руководством Председателя Правительства Республики Саха (Якутия) Евгения Чекина прошло совещание по вопросам сбора и использования ископаемой мамонтовой фауны в Якутии. Вопрос для Республики очень важный, так как прогнозные ресурсы мамонтовой кости в Якутии составляют порядка 80% общих ресурсов России и превышают, по разным оценкам, 500 тыс. тонн.

Цифра эта конечно усредненная. Ресурсы — это ведь не запасы, которые подтверждены геологоразведочными работами, так что цифра 500 тыс. тонн прогнозная и может варьироваться в зависимости от мнения тех, кто дает экспертное заключение. Отдельные эксперты считают, что объем ресурсов доходит до 970 тыс. тонн. Но все они сходятся во мнении, что их не менее 500 тыс. тонн, а это достаточно серьезные объемы. Сосредоточены они в основном в арктических улусах (районах) Якутии (Абыйском, Аллаиховском, Анабарском, Булунском, Верхнеколымском, Верхоянском, Кобяйском, Момском, Нижнеколымском, Оленекском, Среднеколымском, Усть-Янском, Эвено-Бытантайском). Это в первую очередь связано с наличием вечной мерзлоты, так как в обычной почве кости давным-давно разложились бы, а в мерзлоте сохраняются тысячелетиями.

Стоит обратить внимание, что каждый год естественным образом постепенно происходит вытаивание этих скрытых богатств. Они оказываются на поверхности. И если их не собирать, то под воздействием природной среды они саморазрушаются, приходя в негодность. Как результат – потеря ценностей для науки, культуры и возможностей местного населения на этом заработать. Чтобы не допустить потерю ценного сырья, государством был разрешен его сбор с поверхности всем желающим, получившим на это соответствующее разрешение (лицензию) в установленном законом порядке.

Полномочия по выдаче лицензий переданы федеральным центром на уровень региона, сегодня эти лицензии выдает Министерство промышленности и геологии РС(Я). Здесь хочу обратить внимание читателя, лицензия именно на сбор, а не добычу с использованием размывающих помп и землеройной техники. Использование последних для извлечения ископаемых мамонтовых останков запрещено законом. Наибольшее количество лицензий (207 шт.) сегодня выдано на территории Усть-Янского улуса (района). В СМИ можно найти информацию, что особо большой объем бивней везут сборщики с Новосибирских островов — так вот обращаю внимание читателя, что на сбор ископаемой мамонтовой фауны на Новосибирских островах лицензии официально вообще не выдаются, так как там пограничная территория.

Все, кто там занимается данным видом деятельности – осуществляют это незаконно. Такая деятельность должна пресекаться контролирующими органами. Сегодня федеральные органы власти передали республике лишь часть своих полномочий в сфере недропользования. При этом надзорные функции переданы в субъект не были. Контроль за исполнением законодательства и пресечение подобных нарушений в этой сфере возложен на Управление Росприроднадзора.

К сожалению, и это сегодня неоспоримый факт, у Росприроднадзора не хватает ни специалистов, ни соответствующих материальных и технических ресурсов, чтоб обеспечить должный контроль на огромной территории Якутии.

В этом направлении Правительство РС(Я) ведет работу с федеральным центром. Мы считаем, что передача всех полномочий в регион позволит навести порядок в этой отрасли. Необходимо также далее передавать надзорные полномочия в муниципалитеты. Именно местная власть на местах имеет возможность в оперативном порядке принимать меры воздействия к нарушителям, как это было до 2007 года, когда действовал Закон Республики Саха (Якутия) «О регулировании пользования и распоряжения особым природным ресурсом – ископаемыми останками мамонтовой фауны», отмененный затем по требованию прокуратуры.

Нужно понимать, что в республике промысел мамонтовой кости местным населением имеет давние корни и осуществляется уже не одну сотню лет. Это целая отрасль, важная для развития территории, особенно Арктики, где остро стоит вопрос безработицы для местного населения.

Сегодня сбор бивней мамонта для многих является единственным источником дохода. Кроме того, это одна из законных возможностей быстро заработать большие деньги за короткий сезон. По экспертным оценкам, в этом бизнесе занято более 2 500 человек, которые за счет сбора и реализации ископаемых останков обеспечивают своим семьи и имеют возможность дать хорошее образование своим детям. Кроме того, коммерческий сбор ископаемой мамонтовой кости не облагается налогом. А введенный в Китае запрет на использование слоновьих бивней увеличил спрос на мамонтовые бивни, тем самым поддерживая цену за килограмм на высоком уровне.

При удачном стечении обстоятельств бригада искателей за короткий летний сезон может заработать сотни тысяч долларов США. И объемы сбора от года к году растут. Так если в 2003 году официально было собрано более 20 тонн бивней, то в 2016 году собрали уже более 81 тонны.

Правда, тут нужно отдавать себе отчет в том, что поиски ценных экземпляров в далекой  и бескрайней Арктике — это своеобразная игра в рулетку. Искатели, готовясь к такому походу, как правило, занимают немалые деньги, берут кредиты в банках, чтобы на них купить запас топлива, припасов, оборудование и т.п. В итоге не редкость, что потратившись на все это, они не находят то, что планировали найти.

Такая ситуация влечет за собой соблазн покрыть свои затраты за счет других, более удачливых искателей ископаемых богатств. Отдаленность мест добычи от населенных пунктов и сил правопорядка этому только способствует. Отправившиеся на сезон поисков, и не вернувшиеся обратно – не такое уж редкое явление в этом бизнесе. И никто не даст четкий ответ на вопрос: «Почему так произошло?». Возможно, волки, возможно, завалило в размытой из брандспойта пещере или просто берег неожиданно обвалился, а может быть, просто утонул, все возможно.

Кроме того, не так давно, у бригад, которые прошли через все это и собрали востребованный на рынке материал, возникли проблемы с его реализацией за пределами Российской Федерации. Это было связано в том числе и с несовершенством федерального законодательства. Так как согласно Приказу Министерства природных ресурсов РФ, целью сбора палеонтологических коллекционных материалов мамонтовой фауны является создание и пополнение коллекций научного, художественно-декоративного и иного назначения. Про коммерческий интерес — ни слова.

На практике же этот материал, как правило, используется именно в коммерческой деятельности — путем продажи косторезным мастерским для изготовления сувениров, различных поделок, перекупщикам для реализации его в России или за рубеж. Именно это стало основанием для отказа в выдаче обоснованного заключения на предмет научной или культурной ценности в Управлении Министерства культуры Российской Федерации по ДВФО в г. Хабаровск. Нет заключения – нет возможности продать собранный с таким трудом товар. Нет возможности рассчитаться по долгам.

Так вот данное подразделение Минкультуры РФ в Хабаровске требовало признать все собранные материалы культурными ценностями, в том числе и несортовой материал бивня мамонта (щепу). И это несмотря на то, что аттестованные (в этом же Министерстве культуры) эксперты выдали заключение, что материал не является культурной ценностью. Несколько месяцев не могли решить эту проблему, «стучались во все двери» и, говоря по-простому, «дошли» до Москвы.

В итоге здравый смысл восторжествовал, и Минкультуры РФ признало, что требования специалистов из Хабаровска не что иное, как необоснованное давление на бизнес и создание административных барьеров. Вопрос решили — документы выдали. О том, сколько нервов, сил и средств потратили на это наши бизнесмены, история умалчивает.

Так вот, на совещании у Евгения Чекина еще раз было отмечено, что нужно систематизировать работу в этой отрасли, а также развивать не только сбор, но и переработку собранных материалов. Было поручено разработать концепцию развития этого направления, включающую в себя организацию косторезного производства на территории Якутии, а также развивать научную деятельность путем создания Всемирного центра мамонта в республике. 

Один из механизмов ухода от «черного рынка» сырья – создание открытой торговой площадки или сырьевой биржи по торговле ископаемой мамонтовой фауной, привлечение в этот бизнес крупных инвесторов, стимулирование развития косторезного производства в Якутии путем различных программ. И, конечно, будет продолжена работа по усовершенствованию действующего федерального законодательства, исходя из реальной проблематики этой отрасли, чтобы не допускать подобных проблем впредь.

21.07.2017
3
0
 614
Андрей Панов

Андрей ПановСмотреть все записи

Родился в Якутске. Окончил Новосибирский государственный архитектурно-строительный университет в 1998 г., позже получил еще два высших образования. Несколько лет работал в подразделениях «АЛРОСА» в Мирном, в 2012-2013 гг. – первым заместителем главы по ЖКХ, земельным и имущественным отношениям администрации г. Мирный. С 2013 г. – министр промышленности РС(Я). С декабря 2016г. – министр промышленности и геологии РС(Я).

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

12 − шесть =