Главная » Культура » «Мама» театральных фестивалей

«Мама» театральных фестивалей

Гость редакции Татьяна Дмитриева

Союз театральных деятелей РС(Я) и Татьяна Павловна Дмитриева — можно сказать, «близнецы-братья»: говорим «СТД» — подразумеваем «Татьяна Павловна» и наоборот. Сейчас она работает в одной связке с уже шестым председателем союза. Но ей и помимо этого есть что рассказать.

«Встречайте, вылетаю»

— Папа и мама Клавдия Ефимовна родом из Мегино-Кангаласского района. Обе бабушки — Евдокия Ильинична Слепцова и Прасковья Егоровна Никитина, были замечательными мастерицами. Бабушка Прасковья особенно любила шить якутские платья-халадаи с корсетами, хотя их тогда никто особенно не носил. А она носила! И на моей свадьбе в 1980 году была в халадае. Еще у нее было серебряное украшение царских времен с крестом. Она его прятала под корсет. Затем подарила мне, и я до сих пор ношу его в память о ней.
Живи бабушка Прасковья в наше время, у нее бы от заказчиц отбоя не было. Но она и в те времена умудрялась шить что-то на продажу, а на эти деньги покупала, например, шубу маме, мне пальто. А родители на всякого рода бытовые проблемы не обращали внимания. У них было очень много друзей, знакомых, и они всех привечали. Многие командировочные останавливались у нас. Я уж не говорю про родню. Всю вкусную еду мама откладывала для гостей, папа иногда шутливо интересовался: «А как же мы?»
Помню, пришла телеграмма откуда-то с Севера: «Встречайте, вылетаю». Номер рейса и подпись. Папа долго размышлял, кто бы это мог быть. Наконец вспомнил: в командировке он побывал в стаде и оставил адрес одному старику-оленеводу. Он к нам и приехал, а когда его положили в больницу, мы носили ему передачи. Потом стали приезжать его дети…
Однажды — небывалый случай! — гостей не было, и мама с папой припозднились, а дедушка Ефим говорит: «Они, наверное, ночлежников искать пошли».
Другой статьей расходов были путешествия. На 50‑летие революции нас повезли по ленинским местам — Москва, Ленинград, Казань, Ульяновск и дальше по Волге. Сохранилась крохотная мутная фотография, где я и мой брат Женя в пионерских галстуках стоим у могилы Ильи Николаевича Ульянова. В Саратове посетили Дом-музей Чернышевского, сфотографировались с его внучкой.
У родителей была мечта — объездить Советский Союз, показать нам все республики. Отпускные уходили на это, не хватало — занимали. Мне передалась эта страсть к поездкам. Вот если бы мне вдруг дали миллион, я бы поехала вокруг света.

Субботники, «Зарница»

С родителями и братом. Алма-Ата, 1973 г.

— Мы с братом родились в Нюрбе, куда распределили на работу маму — она всю жизнь была учителем истории. В Нюрбу с ними поехали родители, брат, сестра мамы, племянница папы. Папа сначала преподавал якутский язык, потом его выдвинули на комсомольскую работу, избрали первым секретарем райкома комсомола. Нюрбинцы до сих пор тепло о них вспоминают.
А в Якутск мы переехали в 1964 году, когда папа начал работать в газете «Кыым». Сначала мы с Женей пошли в 20‑ю школу, куда устроилась работать мама, но она, чтобы не учить своих детей, перевела нас во 2‑ю. А дом наш был в районе «Елочки», по утрам в автобус влезть было невозможно, и мы частенько оставались на остановке.
Но со школой, я считаю, нам очень повезло. Пионервожатой в те годы была Галина Анисимовна Хайдурова, и мы были самыми активными ее «бойцами», хотя, наверное, то же самое скажут и другие. На всю жизнь запомнились «Зарницы» на Зеленом лугу — когда начинался «бой», пускали дымовую завесу, и надо было глядеть в оба: лишишься погон — «убит».

«Вот если бы мне вдруг дали миллион, я бы поехала вокруг света».

На субботниках собирали металлолом, подметали проспект и все прилегающие к нему улицы. С тех пор физически не могу бросить что-то мимо урны, если ее нет, лучше в сумку положу.
Когда пионерии исполнилось 50 лет, состоялся парад. Не всем школам выпала честь участвовать в нем, а мы участвовали. Специально для этого нам сшили костюмы бирюзового цвета (вместо обычной пионерской формы — белый верх, темный низ), я была в знаменной группе.
Другое счастливое воспоминание школьных лет — танцевальный кружок Дворца пионеров, где мы занимались у Афанасия Семеновича Ефремова. В зимние каникулы, когда там шли знаменитые новогодние елки, я пропадала там. Сейчас, бывая в ТЮЗе, который размещается в этом здании, ощущаю ностальгию.

Дай, Фред, на счастье лапу мне!

— Моя юность — это театр. Папе как инструктору отдела культуры обкома давали пригласительные билеты на спектакли и концерты, и я смотрела все подряд во всех театрах.
Когда я была маленькой, мы жили по соседству с Анной Ивановной Кузьминой и Михаилом Николаевичем Гоголевым. И вот однажды в каком-то спектакле он «погиб», а потом сел с нами в автобус. «Так он не умер?» — удивилась я.
Актеров близко увидела в 1966‑м, когда мамина сестра, тетя Люся, Люция Ефимовна, вышла замуж за Николая Попова. Симон Федотов на свадьбе показывал пантомиму, и мы с братом потом долго пытались повторить увиденное.
Рассказывая про дядю Колю, нельзя не вспомнить его удивительного пса, Фреда, тем более, что наступает Год собаки. Якутские театралы видели его в спектакле «Николай Дорогунов — дитя человеческое», и он там не только играл вместе с хозяином, но и выходил на поклон, причем не просто выходил, а именно кланялся! Дядя Коля, обучивший его множеству всяких фокусов и трюков, тогда был очень удивлен.
Хотя удивляться нечему, Фред был исключительно умный. В первый раз к нам на дачу он пришел с дядей Колей, а потом прибегал уже сам. Обычная картина тех дней: все сидят за столом, Фред подойдет, усядется и вежливо трогает тебя лапкой. Делаешь вид, что не обращаешь внимания, и тогда он кладет лапу тебе на колено. Если и тут его не «замечают», он со вздохом кладет уже голову — мол, до чего народ непонятливый, нет чтоб сразу поделиться вкусненьким, всех упрашивать надо…

«Режиссеры нас избаловали»

— В 1977‑м я породнилась с театром уже навсегда — стала инструктором Якутского отделения Всероссийского театрального общества.
Мы испокон веков соседствовали с Саха театром. Тогда он был в старом здании в начале улицы Каландаришвили. Атмосфера там была уютная, домашняя. Заходишь в «предбанник» — сидят наши старики-актеры. Они приходили раньше всех и приветствовали входящих. Когда переехали в оперный театр, такого уже не было: там, где много людей, тепло человеческих отношений куда-то быстро улетучивается, к сожалению.
В эти же годы начался взлет Саха театра. Когда я вышла из зала после премьеры «Желанного берега», у меня было такое ощущение, будто я иду, не ступая на землю. С приходом Андрея Саввича изменился театральный процесс, и вообще, должна сказать, якутские режиссеры нас избаловали — Андрей Борисов, Юрий Макаров, Сергей Потапов… После них спектакли других театров смотреть сложно.

Будучи в командировках, я побывала во всех старых московских театрах. Там, без сомнения, очень хороший дух, светлый, а вот их спектакли не производили на меня сильного впечатления. Кроме, пожалуй, «Юноны и Авось» Марка Захарова. Еще запомнилась «Поминальная молитва» с Евгением Леоновым и Татьяной Пельтцер. Странно — всех выдающихся советских, российских актеров видела на сцене, но в памяти остался только Ленком.

«А давайте…»

— Что касается моей работы, то самое интересное началось в 1980‑е годы. Столько было идей, столько энтузиазма! Молодой тогда артист Русского театра Юрий Козловский то и дело заходил к нам со своим очередным: «А давайте…»
В 1991 году солист Театра оперы и балета Борис Матвеев предложил идею фестиваля «Северный дивертисмент». Кстати, в детстве я мечтала о балете, но думать не думала, что он войдет в мою жизнь таким образом. Правда, мои дети в те годы просто не могли слышать слова «фестиваль». Это значило, что я уйду из дома в 6.30 утра, чтобы ехать в порт встречать самолет, а вернусь домой в 11–12 ночи.

«Якутские режиссеры нас избаловали — Андрей Борисов, Юрий Макаров, Сергей Потапов… После них спектакли других театров смотреть сложно».

В таком режиме я жила не только во время балетных фестивалей. В 1992 году у нас прошел Всероссийский семинар национальных театров, в 1993 году мы провели театральный фестиваль в Нюрбе. Это сейчас фестивалей много, а тогда не было. В банках, куда мы приходили в поисках спонсоров, нам говорили: «Зачем что-то затевать, если денег нет?». В таких случаях мы снаряжали в «поход» артиста Саха театра Андрея Стручкова или редактора радио Анастасию Амбросьеву — они могли обаять и уговорить кого угодно.

К сожалению, Андрей и Настя очень рано ушли из жизни, но фестивали живут — «Сата», «Желанный берег»…
Союз театральных деятелей — один из старейших творческих союзов нашей страны — задумывался как общество вспоможения. Поэтому мы стараемся оказывать хоть какую-нибудь материальную помощь нашим членам. Радуемся тому, что СТД сохранил санаторий и дома творчества в Сочи, Крыму, и те, кто в нем состоит, могут отдохнуть на море.
Недавно Вера Прокудина, актриса Русского театра, за лучшую роль на фестивале «Желанный берег» съездила в творческую командировку в Москву, вернулась очень довольная. Рома Дорофеев побывал на Московском ежегодном фестивале «Арт-миграция», а в прошлом году ездил Валентин Макаров (лучшая роль на фестивале «Сата»).
Есть еще Летняя театральная школа актерского мастерства под руководством Александра Калягина, где побывали Евдокия Куприянова из Нерюнгринского театра актера и куклы, актрисы Театра Олонхо Галя Тихонова, Наташа Корякина, Русского театра — Ксения Еремеева, актер ТЮЗа Антон Ботаков. Радуюсь, когда они приезжают, почерпнув для себя что-то полезное, нужное.

Надежный тыл

— Все это результат большой работы. Добиться чего-нибудь, организовать не так-то просто. К счастью, у меня крепкий тыл. Если бы не поддержка мужа, я бы, наверное, не смогла провести ни один фестиваль.
Многие думают, что с Аксеном я познакомилась через его отца, завлита Саха театра Иннокентия Аксентьевича Дмитриева. Но он тут совершенно ни при чем. Просто однажды мы собрались на маевку, а чтобы народу было побольше, нам сказали взять с собой друзей. Сын Христофора Максимова, Трофим, позвал с собой Аксена…
Мой муж носит имя своего деда, погибшего подо Ржевом. К братской могиле в деревне Кокошкино ездил Иннокентий Аксентьевич, а Аксен и наш старший сын Айдар были у мемориала якутским воинам, где в списке павших высечено «Дмитриев Аксентий Дмитриевич».
Впрочем, с семьей Дмитриевых судьба нас свела гораздо раньше. Оказывается, мама лежала в Нюрбинском роддоме в одно время с моей будущей свекровью, у которой случилась беда — при родах умер ребенок. Потом, встречая маму, она всегда спрашивала ее про Женю — как он, в каком классе учится. И не только спрашивала. Разглядывая как-то семейный альбом Дмитриевых, я вдруг увидела Женину фотографию. А фото маленького Аксена было в нашем альбоме. Я думала, что это наш родственник, тем более что на свадьбе про нас все говорили: «Как вы похожи!».

Мечты сбываются

— Когда родился Айдар, я молча готовилась назвать его Кешей. Он же не только наш первенец, но и первый внук Дмитриевых. Полный прадедушкин тезка — это же осуществление семейной мечты! А Иннокентий Аксентьевич принес мне с передачей в роддом записку: «Айдар Аксентьевич» — звучит?». Я на радостях написала «звучит!!!» со множеством восклицательных знаков.

Айдар родился 7 января, а наш второй сын Айаал — 7 ноября, с тех пор семерка — мое счастливое число. И с 1983 года я на парад не ходила, потому что после праздничного шествия не меньше 20 человек приходили к нам в гости.
Якутские имена мне всегда очень нравились. Помню, когда мы переехали в город, я познакомилась с девочкой-соседкой, которую звали Туйаара. Я была в восхищении, потому что у меня была подружка Таня, двоюродная сестра Таня, три тети Тани и вдобавок я сама. На таком фоне это имя показалось мне чудесным. И надо же такому случиться, что одну из моих внучек назвали Туйаарой! У нас с Аксеном нет дочери, зато судьба подарила нам четырех внучек — Сайыну, Киру, двойняшек Сандаару и Туйаару. А главное счастье в жизни — это дети и внуки.

«Якутия», 21 декабря 2017 г.

09.01.2018
1
0
 788
Кюннэй Еремеева

Кюннэй ЕремееваСмотреть все записи

Окончила филологический факультет ЯГУ. Журналист, писатель, переводчик и большой знаток культуры. Ее статьи отличаются писательским размахом, глубиной и безупречным стилем.
Сборник повестей «Сын тундры», изданный медиа-холдингом «Якутия», удостоен диплома Дальневосточной выставки-ярмарки «Печатный двор-2017» в номинации «Детская книга».

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

20 − тринадцать =