Главная » Общество » Как живешь, золотой Алдан?

Как живешь, золотой Алдан?

Путевые заметки с отчета правительства

Завершение рассказа о поездке в Алданский район, начатого в публикациях «Скользя в заснеженном Алдане»  и «Коварная трасса».

Надежды патриотов

Золото в Лебедином добывали ещё с 30‑х годов прошлого века вплоть до закрытия местной золотоизвлекательной фабрики в 1994 году. С тех пор численность жителей посёлка снизилась чуть ли не в два раза.
Оставшиеся патриоты живут надеждами на будущее поселка. Ведь здесь есть ещё нетронутые запасы золотой руды и так называемые хвостохранилища — целые сопки уже промытой породы. Современные технологии позволяют взять золото даже отсюда.
Поэтому первым вопросом от жителей в адрес прозвучало — ходят слухи, кто-то выиграл конкурс на месторождения Лебединого? И если это так, возьмут ли на себя новые недропользователи социальную сферу и развитие поселка? Или поставят рядом свой вахтовый поселок, отгородясь от местных проблем шлагбаумом и забором?
На что первый замминистра промышленности и геологии РС(Я) Василий Захаров ответил — увы, аукционов не проводилось, были лишь переговоры с иркутским институтом, который примеривался к разработке хвостохранилища, но раздумал.

Секреты рубероида

Проблемами мобильной связи — «у нас дома не ловят телефоны», озаботили замминистра связи и информационных технологий Евгения Макарова молодая жительница Лебединого и бабушка из посёлка-спутника Орочен.
Макаров подошёл к делу конкретно и попросил его подождать, чтобы по окончании отчета проверить всё лично. Однако возмущавшаяся больше всех девушка незаметно испарилась. Бабуля, занявшая в машине самое почётное место, нашла очевидное объяснение, мол, понятно, в чём дело, ваш Макаров мужчина видный, а у девушки ревнивый муж — может не понять… Но, если очень нужно, она может показать место её жительства. Мы решили не рисковать ни репутацией девушки, ни своим здоровьем.
А к бабушке заехали. Действительно, в её добротном деревянном доме не ловил ни один из операторов сотовой связи. Буквально выходишь на крыльцо, связь есть, а ни в одной из комнат нет.
Евгений Русланович развёл руками и выдвинул единственную гипотезу, возможно, что дом целиком обшит рубероидом. В последнем много слюды, которая экранирует сигналы сотовой связи.

100% явки

Утром следующего дня мы выехали в село Якокут.
— Это самый проблемный населённый пункт. На недавний местный отчёт не пришёл ни один человек, — пугали правительственную группу …
Опасения были напрасными. На встречу с нами пришли 100% жителей села! Все проживающие здесь 12 человек…
Ситуация в Якокуте действительно сложная. С 90‑х годов здесь были последовательно закрыты школа, детсад, пекарня, магазин, а открылся один лишь туберкулезный диспансер, где сегодня лечатся 34 пациента.

У инфраструктуры села одна огромная проблема — разваливающийся мост на подъезде. У жителей единственная просьба — переселить их. Казалось бы, 12 человек — ерунда. Однако не всё так просто. В селе официально прописано 104 человека. Но они работают и снимают жилье в городе Алдане и близлежащих поселениях. И по закону тоже будут претендовать на переселение…
Ремонт или постройка нового моста также задача довольно непростая. Длина моста — 80 метров, это довольно крупное и дорогое техническое сооружение. Жители же разом требуют убрать из села источник потенциальной инфекции — тубдиспансер, не воздвигать мост и направить эти средства на их переселение. Сложность ситуации также в том, что само село не отвечает всем требованиям федеральных стандартов как требующее закрытия и переселения.
Собственно, выехать выражают желание не только жители Якокута, но и большинства депрессивных сёл района. В случае Якокута руководитель группы заверил, что вопрос переселения самых нуждающихся жителей в Алдан будет рассмотрен. Хотя и это не так просто, свободных квартир и домов в райцентре нет.

Последний украинский крымчанин

Ключевым и заключительным населенным пунктом отчета госвласти стал город Алдан. Работа здесь началась с личного приема зампреда правительства Игоря Никифорова. Одним из тех, кто к нему подошёл, стал коренной крымчанин Михаил Цуцик.
Человек работает на алданских артелях еще с советских времен. Пока он мыл золото, СССР развалился и прописанный в Крыму алданец неожиданно для себя стал подданным Украины. В 2006 году он наконец поехал на родину выписываться и там же вместе с пропиской лишился и новоприобретенного украинского паспорта. Из документов у него остались только вид на жительство в Российской Федерации и украинский загранпаспорт.

Крымский алданец хочет стать россиянином, и, как любой гражданин нашей страны, иметь возможность, к примеру, пойти на выборы.

На сегодня срок давности у загранпаспорта истек, Крым стал российским, а Михаил Иванович, по его же выражению — последним украинским крымчанином. В миграционной службе по Алданскому району российского гражданства ему не дают, а предлагают, как выход из ситуации, ехать в консульство Украины в Новосибирск, чтобы продлить украинский загранпаспорт… Но крымский алданец хочет стать россиянином, и, как любой гражданин нашей страны, иметь возможность, к примеру, пойти на выборы или пользоваться иными правами и обязанностями гражданина России.
Зампред правительства пообещал поручить представителям Управления по вопросам миграции МВД по Республике Саха (Якутия) разобраться в ситуации.

«Евангелие» от Никифорова

Если говорить в целом, то львиная доля алданских проблем в той или иной степени затрагивает местное жилищно-коммунальное хозяйство. Алдан — лидер по числу ветхого и аварийного жилья, здесь крайне изношенные коммунальные и тепловые сети.
Поэтому слова Игоря Никифорова о том, что «Алданский район однозначно примет участие в 2018 году в пилотном проекте по переселению граждан из ветхого и аварийного жилья» и что «начиная с этого года район нарастит темпы ликвидации старого жилфонда и переселения людей в новое качественное жилье», стали, пожалуй, самой доброй вестью нашей поездки.

«Якутия», 22.02.2018 г.

28.02.2018
2
0
 1179
Аламжи Будаев

Аламжи БудаевСмотреть все записи

Учился в Бурятской сельхозакадемии на ветеринара, в Якутской – на юриста, два года работал в управлении ветеринарии в Усть-Янском улусе, но в итоге стал журналистом. Произошло это там же, в Усть-Янье. Затем были пресс-центр МЧС РС(Я) и газета «Эхо столицы», где он трудился много лет. С ноября 2017 г. Аламжи Будаев работает в редакции «Якутии».

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

восемнадцать − двенадцать =