Главная » Всюду медиа с Андреем Никитиным » Как я искал оголтелых русофобов в Польше

Как я искал оголтелых русофобов в Польше

Кое-что об имидже Марии Захаровой и «искривлениях истории»

Войцех Пасек открывает памятник военнопленным в г. Коньске.

 

Восхитительная Мария Захарова легко вспорхнула на свое место у краешка стола как раз в тот самый момент, когда нас, то есть прессу, попросили из зала заседаний в особняке МИД. Я немного удивился, ведь Мария Владимировна пришла к началу совещания, но отрезок, отведенный для протокольной съемки прессы, почему-то проигнорировала. Что ж, либо тяготит бремя публичности, либо это часть имиджевой стратегии…

Сергей Лавров тем временем продолжал громить русофобскую политику Запада, а я, удалившись с заседания Совета глав субъектов РФ при МИД (это именно оно проходило), вчитался в проект рекомендаций. Один пункт задел меня за живое. «Субъектам Российской Федерации при выстраивании контактов с польскими регионами руководствоваться нашим категорическим несогласием с уничтожением советских памятников, а в качестве основного критерия сотрудничества учитывать позицию соответствующих местных властей по вопросу о судьбе памятников советским воинам на их территории». О чем это?

Среди руководителей какого-нибудь воеводства Польши шанс встретить оголтелого русофоба гораздо ниже, чем в Варшаве.

Мне когда-то итальянский журналист Джульетта Кьеза всё объяснил насчет европейской политики. Высшие органы управления практически всех стран Европы в той или иной степени являются марионетками США, хотя, безусловно, встречаются и исключения. И официальные власти этих стран не могут не насаждать, разумеется, политику «сдерживания» России и сворачивания всех видов сотрудничества. Повлиять на этих прихвостней (среди которых могут быть и президенты, и премьер-министры) население практически не в состоянии.

В то же время простые европейцы, как правило, против русских ничего не имеют, а кое-где даже и открыто нам симпатизируют. И вот на уровне местных, муниципальных властей, которые, как правило, «ходят по земле», «сигналы» из центра проходят слабо: среди руководителей какого-нибудь воеводства Польши шанс встретить оголтелого русофоба гораздо ниже, чем в Варшаве.

Поэтому наш МИД при выстраивании межрегиональных связей и рекомендует пристально всмотреться в конкретных польских руководителей на местах. И здесь всё может быть гораздо оптимистичнее, как это произошло, например, в моем случае.

Мы заметили нескольких женщин с ведрами и тряпками. Оказалось, что это местные жительницы наводят порядок, причем делают они это регулярно.

Моя бабушка, живущая на Украине, всю жизнь искала своего брата Александра Кройтора, который пропал без вести на войне в 1941 году. Всё было тщетно, покуда в базе ОБД «Мемориал» не появилась скан-копия карточки из фашистского концлагеря. Из нее мы и узнали, что наш родственник был взят в плен в 41-м на территории Беларуси, а в 42-м погиб в концлагере в Польше. И еще мы открыли для себя неведомый ранее для нас город Коньске в Свентокшикском воеводстве. Именно там был концлагерь и там же находится захоронение.

Бабушка загорелась идеей туда поехать даже несмотря на преклонный возраст. Но мы столкнулись с административными сложностями: Красный Крест отказался помочь в оформлении визы, так как отдельного захоронения рядового Кройтора не существует, он покоится в братской могиле. Нужно было оформлять простую туристическую визу, и тут нам помог… «Евро-2012» в Польше и Украине. Мы с отцом, купив билеты на матч, смогли воспользоваться «зеленым коридором» для болельщиков и легко получили визы.

Я списался по интернету с краеведом из Коньске Войцехом Пасеком, и он с удовольствием согласился нам помочь. Как раз накануне нашего приезда мы узнали из телерепортажа, что в Варшаве прошли столкновения наших болельщиков с польскими фанатами на почве взаимной неприязни, и затревожились, но уже в 150 километрах от столицы никаких следов русофобии мы не обнаружили. Все встреченные нами в Коньске поляки как могли помогали нам, а Войцех и вовсе стал для нас ангелом-хранителем. Оба дня в городе он бережно опекал нас, показав и место концлагеря, и место захоронения, которое оказалось за городом, в местечке Барич.

Из 15 тысяч солдат, упокоенных здесь, лишь у семерых известны имена, да и то их могилы не содержат никаких надписей. Мемориал нашим военнопленным находится в лесочке и представляет собой огороженную забором территорию, в центре которой находится обелиск со словами «Честь и слава советским воинам, павшим в борьбе с фашизмом».

В тот день, когда мы там побывали, заметили нескольких женщин с ведрами и тряпками. Оказалось, что это местные жительницы наводят порядок, причем делают они это регулярно.

— Войцех, им за это платят? – спросил я.

— Нет, конечно, они сами по доброй воле это делают.

Вот тебе и «оголтелая русофобия» поляков, подумал я. И такие примеры встречались на каждом шагу. Более того, поскольку наш визит в Коньске как родственников военнопленных стал первым в послевоенной истории города, у Войцеха родилась идея: нужно сделать памятный знак на том месте, где размещался концлагерь.

Мне кажется, именно на таких примерах будет жить «народная дипломатия», для которой по-прежнему и русские, и украинцы, и поляки – прежде всего братские народы.

— Да, ладно тебе, Войцех, у вас же оголтелая русофобия! – не поверил я в задумку. – Мэрия не разрешит!

Но не тут-то было. Уже приехав в Россию, я получил известие, что муниципалитет Коньске принял решение о создании мемориала военнопленным на месте бывшего фашистского концлагеря. Закипела наша совместная с Войцехом работа над проектом будущего памятника.  Он был открыт в начале 2016 года с участием руководства города, ветеранов, молодежи. На мемориале – надписи на трех языках: польском, русском и английском.

Мой средний сын, Егор, который активно участвовал в поисках рядового Кройтора, теперь мечтает побывать в Польше и даже начал учить польский язык. Мне кажется, именно на таких примерах будет жить «народная дипломатия», для которой по-прежнему и русские, и украинцы, и поляки – прежде всего братские народы. А на то, что вещает пропаганда с экранов ТВ и мониторов компьютеров, лучше ставить критический фильтр…Ведь надо признать, что иногда и восхитительная Мария Захарова – не оракул в последней инстанции.

Андрей Никитин.

16.05.2018
8
1
 2618

Газета ЯкутияСмотреть все записи

Похожие записи

8 комментариев

  1. Наталья:

    0

    0

    Все верно написано.я живу в Польше и у нас много советских кладбищ,за которыми ухаживают местные жители.

  2. Сергей89:

    0

    0

    Могу сказать тоже самое.И это не только так с памятниками.Я два раза в госпитале в Польше находился.И отношение мед.персонала просто отличное было.Никакой русофобии.Даже некоторые врачи разговаривали со мной на ломанном русском языке.

  3. Иван:

    0

    0

    Я живу в Польше (Варшава) 4-й год. Да, в большинстве случаев отношение абсолютно нормальное — и в больницах, и в школе, и на работе. Но всё же имеется 5-10% баранов, почти всегда — из низших слоев общества, которые спьяну лезут с вопросами «Зачем сюда приехал, едь в свою Россию» (хотя я из Украины, но не все поляки знают, что это разные государства). Запашок стоит, и складывается впечатление, что воняет от всех.

  4. Аноним:

    0

    0

    В Польше бываю регулярно, фактически каждый год. Жил по месяцу и в Катовицах и в Кракове. Никаких косяков, кеды мувиш по российску) Езжу на авто с российкими номерами. Ни разу, ни намека на плохое отношение не было.
    А так то и в Израиле были случаи когда евреи-эмигранты из советских республик рисовали свастику на синагоге) Но то неизбежный в любом социуме процент маргиналов. Если очень хочется — везде отыщешь.
    Мое никому не интересное мнение — советскую символику с могил надо убирать и в России тоже. Покойным будет легче, если убрать бесовские символы.
    В целом поляки один из самых цивилизованных народов из всех братьев славян. И если находишь в них какой-то негатив — в себе найдешь больше в разы.

  5. Андрей:

    0

    0

    Пишу из Польши, живу тут два года. Не встретился ни разу с проявлением русофобии. Поляки когда узнают что приехал из России, часто удивлены «из самой России?!» — это для них далеко. Спрашивают как там сейчас народ живет и пытаются показать свои знания русского, который учили в школе. Нет никакого предвзятого отношения на уровне обычных людей к людям из России. Многие поляки были в России, учились, к ним приезжали коллеги из стран СССР, многие этнические поляки вернулись в Польшу из Сибири, куда попали их предки не по своей воле. «Сибиряки» — так их здесь называют в Польше и это не обидное ничуть, а даже почетное звание. Русские люди для поляков — понятные, «свои», такие же. На польском телевидении идут тв-программы производства России — из последнего что видел — «Барышня-Крестьянка» попсовое шоу, псевдо-документальный сериал «Шептунья», еще что-то. Фильмы с переводом смотрел в прайм-тайм «Единичка» (как русские солдаты спасали польских детей-инвалидов во времена второй мировой) и фильм- урбанкатастрофу «Метро» (как залило московское метро). То есть нет ни запрета на русское/российское в Польше, нет этой вот русофобии. Но… новостные передачи грешат жесткой критикой в адрес конкретного президента. Политики высказываются очень жестко об идеологическом и экономическом давлении Москвы. Критикуют позицию Кремля в отношении Крыма и Донбасса. Но этим спикерам по должности положено так поступать. Поляки давно знают, что тв верить нельзя и очень фильтруют то, что там говорят. Более того, есть определенное недовольство поляков своими нынешними западными партнерами и я часто удивлялся, что поляки считают, что это вынужденный союз. Но — опыт СЭВа и Варшавского договора поляки не хотят повторять и хотят держаться от России в стороне. Как сказал один мне: мы любили Москву и она возможно любила нас, но эта любовь оказалась для нас удушающей)) Как-то так.

  6. Аноним:

    0

    0

    «Высшие органы управления практически всех стран Европы в той или иной степени являются марионетками США» — а якутия марионетка россии тогда или даже подстилка

  7. Аноним:

    0

    0

    Говоря шире, 95 % планеты не понимают русский язык.
    Им на американском хорошо вдалбливают что Россия и Путин это плохо.
    И не только на американском, но и на русском. Пропаганда. Информационнная война.
    95% — вот почему мир не понимает нас, у них запудрены мозги.
    А у нас на английском только пара каналов кажется.

    Нужно твердо учить патриотизму и жестко пресекать антироссийские выпады. В первую очередь своих же… язык не поворачивается их россиянами назвать — соседей по территории.

  8. Иван Иваныч:

    0

    0

    Спасибо автору за нормальную статью. Профессиональная работа, настоящая журналистика. А не вот это вот всё…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

4 × 1 =