Как мы помогли Макрону

По поводу Книжного салона в Париже

В дороге, особенно, когда она заводит тебя по-настоящему далеко, самое приятное событие – неожиданная встреча с земляком. Не так давно в Париже завершил свою работу ежегодный Книжный Салон, в котором Россия участвовала в качестве почетного гостя. Этот статус предполагал большое представительство российских писателей, но из таких отдаленных краев, как Республика Саха, я оказался в Париже один. Лучше всего в современной литературе, разумеется, представлен центральный регион. Я и сам в некотором отношении выступаю теперь за Москву. Заметное количество авторов приехало из Питера. Были уральские писатели, сибирские, алтайские. В общей сложности – около сорока человек.

На Книжном салоне в Париже Андрей Геласимов представлял вышедший в ноябре в издательстве «Акт-Сюд» французский перевод своего романа «Степные боги» — Ред.

Началось все с конфуза. Президент Франции, сам до этого предложивший себя в качестве гостя на церемонии открытия российского стенда, в итоге демонстративно на него не пришел. Расчет оказался верным. Наутро все французские газеты наперебой сообщали об этом поступке Макрона. Хайп оказался отменный, Россия снова наказана, Макрон – круче Бэтмена. С учетом того, что французская сторона сама инициировала предполагаемый визит своего президента на наш стенд, а когда мы согласились, сама же его и отменила, можно смело предположить, что в библиотеке Макрона имеется экземпляр знаменитой книжки Макиавелли. Он, может, и не пришел-то к нам по той лишь одной причине, что не рассчитывал найти эту книгу на наших полках.

Тем не менее, хотел Макрон того или нет, но своим демаршем он сильно привлек внимание публики к российскому стенду. Парижские либералы возмутились поведением своего президента и дружно пришли на выступления наших писателей. Здесь тоже не обошлось без скандала, но это было связано не с парижанами, а с украинцами, которые подвергли шумной обструкции Захара Прилепина, после чего ему выделили официальную охрану, и даже стрельнуть у него сигарету стало проблемой.

Что же касается Макрона, то после его хода с игнором он стал мне крайне интересен, и я начал расспрашивать своих французских друзей об особенностях его правления. Дело в том, что до этого я опирался в своих суждениях о нем только на телевизионную картинку, и мне этот человек казался в политике пассажиром случайным. Слишком домашний, слишком интеллигентный. Публично заявляет о своей любви к вину. Такой, конечно, располагает к себе, но в качестве сильного игрока его как-то сложно представить. А тут вдруг открылись весьма любопытные подробности. Впрочем, обо всем по порядку.

За несколько дней до открытия Книжного Салона мы с женой поехали в Страсбург и в Нанси. Там тоже проходили мероприятия, связанные с участием России в нынешней книжной ярмарке. Сопровождала нас в этой поездке одна парижская издательница – дама во всех отношениях положительная и много повидавшая на своем веку. Достаточно сказать, что в первый же вечер в Страсбурге, махнув полбутылки удивительного эльзасского вина, она объявила нам, например, что сердцем она все еще на парижских баррикадах 1968 года. И это впечатлило.

Так вот, по дороге из Парижа мы разговорились с нею об этом самом Макроне. Зажигательная Ирэн сообщила нам, что за небольшой срок своего правления этот симпатичный молодой человек успел почти полностью раздавить оппозицию в лице социалистической партии, сломить сопротивление профсоюзов, лидер которых до Макрона чувствовал себя очень уверенно, а теперь едва не прячет глаза. Что же касается Мари Ле Пен, соперничавшей с Макроном на последних выборах, то во время дебатов, по словам Ирэн, эту несгибаемую женщину нельзя было узнать.

— Она просто не могла связать двух слов, — говорила Ирэн, всплескивая руками. – Как будто ее подменили за одну ночь.

Представить себе не могу, чем так околдовал Макрон свою непримиримую соперницу, но, похоже, томик Макиавелли на его полке не покрывается пылью. Во всяком случае, на приезде российской делегации в Париж он заработал максимальное количество очков.

В общем, и в Париже, и в Эльзасе с Лотарингией все прошло очень живо. А вишенкой на торте для меня лично оказалась встреча с Эмили Май, возглавляющей издательство «Borealia». В конце девяностых она работала на кафедре французской филологии ЯГУ у Ольги Алексеевны Мельничук. Как-то так получилось, что в те времена мы с нею не познакомились, а вот теперь случай свел нас в Париже. Эмили издает во Франции книги, посвященные культуре народов Севера. Сейчас она готовит к изданию томик якутских сказок, и мы целый час обсуждали с ней иллюстрации к этой книге. Удивительным все-таки образом переплетаются политика с мифологией, Париж с Якутском, а люди – друг с другом

фото: Patrick Kovarik/AFP.

30.03.2018
2
0
 800
Андрей Геласимов

Андрей ГеласимовСмотреть все записи

автор блога «Проза жизни»
Писатель, получивший всероссийскую и мировую известность, кандидат филологических наук, театральный режиссер. Обладатель престижных отечественных и международных литературных премий. В 2005-м был признан самым популярным во Франции российским писателем.
Родился в Иркутске, вырос в Якутии. Здесь же в 1990-е годы получил высшее образование, затем работал доцентом кафедры английской филологии Якутского госуниверситета, преподавал стилистику английского языка и анализ художественного текста.

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

4 × два =