Главная » Здоровье » Как мы лечились у настоящего якутского костоправа

Как мы лечились у настоящего якутского костоправа

И что нам рассказал Анатолий Егоров-Тос

К герою нашей публикации частенько приходят загипсованные посетители. Что движет людьми, когда они отказываются от достижений официальной медицины и предпочитают так называемые народные методы? Например, пациенты верхневилюйского костоправа Анатолия Николаевича Егорова-Тос отказываются от ношения гипса в пользу старинного метода фиксации переломанных костей дощечками – чарт. И мы с фотографом Андреем Сорокиным во время командировки в Верхневилюйский район решили испытать на себе добрые силы народного целителя…

Маленький домик

В доме Анатолия Николаевича и его супруги Дарии Константиновны два этажа. Наверху комнаты детей, ставшие гостевыми, внизу кухня со столовой, небольшой зал, спальня и рабочая комната народного целителя.

Кстати, Дария Константиновная тоже народная, но не целитель, а мастерица. Весь дом в ее творчестве — вышивке, лоскутном шитье, якутских «чепраках» и изделиях из бисера.

Хозяева встретили нас вечером с накрытым к ужину столом. Но перед пиршеством мы решили поговорить, чтобы нагулять аппетит и еще, если хозяин не откажется, провести сеанс лечения. На это мы с Андреем робко надеялись, потому что в командировке дали знать о себе старые раны – бич офисных работников: остеохондроз (у меня) и ноющее плечо от таскания тяжестей в виде техники для фото и видеосъемок (у Андрея).

Оказалось, что рассказывать о своем лечебном деле Анатолий Николаевич не любит.

— Я вас ждал, для того чтобы поведать о тридцати годах нелегкого авиаторского труда, — огорошил нас с порога. – Я работал механиком в местном авиапорту, проводил в полет пять тысяч самолетов, работал сутки через двое три десятка лет. Только это я считаю своим жизненным призванием и достижением. Только этим я по-настоящему горжусь.

Не то чтобы нам была неинтересна малая авиация и ее история, судьба нашего героя, просто мы-то запланировали встречу с «целителем»! Но почему бы не рассказать и о жизни уважаемого человека?

Как Леонард стал Толей?

Недавно у Анатолия Николаевича был день рождения, с чем мы его поздравляем и искренне желаем крепкого здоровья. Родился он в злосчастном 1941 году, 22 марта, то есть ровно за три месяца до начала Великой Отечественной войны. Папа был директором школы, мама – учительницей. Родители много работали, поэтому Анатолий рос у бабушки с дедушкой.

Старики, ассоциируя звуки, как внук пинает крепкой ножкой стенки кроватки, прозвали его: Тос. Это взамен непривычному имени Леонард, которым назвал сына интеллигентный отец. А в школе прозвище Тос учителя передали в Толю. Так Леонард стал Анатолием.

Как и все дети войны, он рос впроголодь, много работал наравне со взрослыми.

— Когда я учился в первом классе, у меня отказали ноги, обнаружили ревматизм костей. Помню: все суставы распухли и сильно болели. Меня лечили разными лекарствами, но я считаю, что поставила меня на ноги физкультура. Я был хорошим гимнастом, от природы очень гибким.

Увлечение спортом помогло победить недуг. В студенческие годы Анатолий Николаевич становился победителем соревнований по национальным видам спорта на студенческом ысыахе в Ленинграде, много раз побеждал и здесь, на родине. В общем, из болезненного мальчика вырос крепкий юноша-спортсмен. Такова польза физкультуры.

Сама судьба

Лечить людей Анатолий Николаевич стал после травмы. В октябре 1989 года его сбила машина. Увечья были настолько серьезными, что более года он провел в разных больницах. Чудом выжил, встал на ноги. После выписки уехал на реабилитацию в Кемпендяй, где и открылся его дар.

Как это происходит, целители обычно не рассказывают. По якутским поверьям обладатели особых сил проходят долгий процесс инициации – в основном это тяжелые болезни. Исцелившись сами, начинают лечить других. По обрывкам фраз я поняла так, что связь с «другими мирами» у Анатолия Николаевича была и ранее. Он с детства слышал, как «плачут» накануне чьей-то смерти злые духи — «ёр», а смертей в военном детстве было немало.

 

 

Были бы кости…

Слава у верхневилюйского костоправа самая что ни на есть большая. К Анатолию Николаевичу приходят больные с самыми сложными переломами. И обязательно после посещения больницы, где делают рентгеновские снимки, накладывают гипс. Многие приходят, потому что кость не срастается. Иногда приходят с жалобами на боль, когда, к примеру, осколочки на место не встали. Анатолий Николаевич лишь ему известными методами ставит их на место.

Выбор люди делают осознанно, в основном, конечно, узнавая о положительных результатах у своих родственников, друзей или знакомых. Во-первых, пролечившиеся у костоправа, добровольно расстаются с гипсом, потому что с «чартом» в быту удобнее. В них подвижнее другие прилегающие к перелому части, и потому кость заживает быстрее. А во-вторых, многие боятся разных вытяжек, когда сверлят кости, вытягивают их. Народные целители иногда могут поставить кости на место без таких радикальных методов.

 

СПРАВКА:

Чарт (як.) – это тонкие деревянные дощечки, наложенные на сломанные кости. 

 

 — Как, вы думаете, работают костоправы? – спрашивает Анатолий Николаевич.

— Я думаю, гладят как-то и вправляют обломки костей, если таковые есть, — отвечаю. – Ведь даже говорится «унуох тутар», что буквально значит «держит кость».

— Все так думают, но это не так, — говорит собеседник и достает из тумбочки образец костей с переломом. – Вот сломанная кость (создает угол). Если гладить, то острая кость распорет плоть, человеку будет очень больно.

Оказывается, кости на место вправляют, осторожно вытягивая в нужном направлении. Иногда даже врачи в больнице не умеют правильно поставить кость, почему они потом долго срастаются. А тонкие чувствительные пальцы костоправа, его опыт и личные ощущения при контакте с больным позволяют вправить кость максимально точно. Данные слова никак нельзя принимать за рекомендацию. В большинстве случаев к костоправу приходят, когда не может помочь медицина.

Сеанс лечения

В кабинете у Анатолия Николаевича много разных приспособлений. Разные виды фиксации – чарты — как из дерева, так и из металла. Всевозможные бутылочки с настоями из трав, бинты, марля, пищевая пленка, фольга. Все идет в ход во время лечения.

Намного чаще, чем с переломами, к нему обращаются люди, страдающие артритом, артрозом, остеохондрозом – извечными спутниками много сидящих и малоподвижных современных людей.

Вот и мы, выслушав рассказ целителя о своей судьбе, обратились со своими жалобами. Признаться, мы побаивались, но добрый костоправ, конечно же, не смог нам отказать.

Я села в глубокое кресло, а Анатолий Николаевич положил мне руки на голову. Ноги мои в это время покоились на низком стульчике. От его рук исходила легкая вибрация, которая передалась даже моим ногам. Все ощущения я рассказывала целителю, а он просто слушал. Сказал, что серьезных проблем пока нет, но небольшая коррекция не помешает. Он, как и многие восточные целители, считает, что все болезни у человека идут от позвоночника.

Потом Анатолий Николаевич достал йод и нарисовал мне на позвоночнике какую-то сетку. После нее в ход пошла настойка из лечебных трав. Обильно смочив кусок марли, костоправ наложил мне на область грудного отдела позвоночника (именно там у меня проблемы, судя по рентгеновским снимкам), сверху наложил пленку, после чего этот компресс надо было придавить одеждой.
Андрея он лечил, как мне показалось, дольше, причем до всех манипуляций он несколько раз справлялся, нет ли у нас аллергии на что-нибудь. Мы ответили, что нет, но кое-кто из нас оказался не прав.

 

50 на 50

Домой, то есть в гостиницу, мы ушли, в буквальном смысле унося тепло Анатолия Николаевича. Тряпочка сделалась горячей-прегорячей. После этого мы не должны были мерзнуть, а для полного успеха надо было прийти еще один раз на повторный сеанс. А мы, увы, уезжали обратно в Якутск…

Жар от тряпочки был терпимый. Однако Андрей в гостинице решил посмотреть на то, что под тряпочкой творится, и чуть не упал в обморок. Кожа сильно покраснела и немножко отекла. Аллергия!

Повязку с него мы сняли, но плечо, как он признался, стало болеть меньше. Покраснение прошло, и никаких ожогов не осталось.

А я заснула с таким компрессом, а на другой день достойно выдержала дорогу обратно, приступов боли не было. Ура! На другой день мне позвонил Анатолий Николаевич, спросил, как я себя чувствую, и сообщил, что он провел второй сеанс, пока мы болтали по телефону. После телефонного разговора меня сморило, и я крепко заснула…

У моего лечения появился какой-то побочный эффект. Теперь я довольно часто ощущаю вибрации в ногах, то в левой, то в правой. Осознаю это как сигнал: значит, надо встать и походить, выпрямить спину…

Если мы поедем летом в Верхневилюйск, то обязательно заглянем к нашему целителю. Поблагодарить, поговорить и посмотреть на детей и внуков, которые приезжают гостить во время отпуска и каникул.

Лечиться, Андрей сказал, больше не станет, а я бы с удовольствием оздоровилась еще раз. А вы когда-нибудь лечились у народных целителей?

ФОТО: Андрей СОРОКИН.

 

28.03.2017
9
0
 2983
Мария Павлова

Мария ПавловаСмотреть все записи

Мастер репортажа, досконально знает тему здравоохранения, не боится сложных историй и проблемных тем.

Окончила филологический факультет ЯГУ им. М.К. Аммосова. Работала в газетах "Юность Севера", "Ил Тумэн".

В «Якутии» с 2003 года.

Похожие записи

1 комментарий

  1. Мария Павлова:

    0

    0

    Хотелось бы найти того, кто лечился у Анатолия Николаевича…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

один × 3 =