Главная » Культура » «Гиганты горы»: штурм вершины

«Гиганты горы»: штурм вершины

Рецензия на премьеру в Саха театре

Если бы меня попросили одним словом охарактеризовать первую постановку «Гигантов горы» Пиранделло на якутской сцене, я бы сказала: «Преодоление». Такое ощущение, что штурмовать неприступную вершину пришлось и тем, кто в зале, и тем, кто на сцене.

Задействованные в спектакле актеры сполна испытали на себе то, через что пришлось пройти их героям, пытающимся донести святое искусство до тех, чьи души спят беспробудным сном. На второй день премьерного показа зал был не просто «тяжелый», а очень тяжелый — заполнившие его школьники (номер их альмы-матер намеренно называть не буду) вели себя так, что девушкам-контролерам пришлось утихомиривать подростков, а особо буйных чуть ли не под белы руки выводить. Стоял такой гул, что иногда актеров было просто не слышно.

Но и в такой обстановке артисты Саха академического театра премьеру сыграли с блеском.

Когда ее героиня на сцене переходила к активным действиям, буквально все школяры в зале отрывались и от смартфонов, и от болтовни друг с другом.

Главное потрясение – Айталина Лавернова в роли Лэ Сигириччэ. Юная красавица, известная народу как Кэрэл из одноименного фильма, так перевоплотилась в крошечную сухонькую старушку, что ее было просто не узнать. Пластика, голос – божий одуванчик, да и только! А как трогательно храпит… Открыв программку, чтобы узнать, кто сыграл это дивное создание, не веришь глазам: как говорится, ужель та самая Татьяна? Не зря же при выходе на поклон ее буквально искупали в аплодисментах. Значит, проняло. Даже такого зрителя.

Юлия Ходулова видела премьерный показ в другом составе. В своем отзыв о спектакле «Гиганты горы»: лицедеи иллюзорного мира» она также рассказала и об истории создания пьесы Луиджи Пиранделло.

Татьяне Легантьевой в роли Мара-Маары тоже удалось притушить свою природную женскую манкость и воздушность: ее героиня – приземленная, с монументальными формами, при взгляде на которые вспомнились незабвенные девушки из джаза: «Где подтянем, где подложим». Но перевоплощение состоялось, конечно, не благодаря тому, что щедро подложено и спереди, и сзади: даже голос актрисы — нежный колокольчик – звучал низко, грубо, и двигалась она с грацией троянского коня.

Ильяна Павлова – Диаманте мастерски держала зал: когда ее героиня на сцене переходила к активным действиям, буквально все школяры в зале отрывались и от смартфонов, и от болтовни друг с другом.

И уж, конечно, выше всяких похвал была Жанна Ксенофонтова в главной роли. Ей оказалось по плечу сыграть и безумие, и страх, и жертвенность во имя искусства. Весь спектр эмоций за два с небольшим часа.

Впрочем, два часа — это для нас. А для артистов – нет, для Артистов – это, наверное, пять лет жизни. Хотя пережитое ими наверняка «аршином общим не измерить».

Мужской состав тоже выложился полностью. Хороши были все, но хотелось бы особо выделить двоих. Глядя на Дмитрия Татаринова, без устали бичующего себя плеткой со свирепым выражением лица, хотелось нырнуть за спинку впереди стоящего кресла – во избежание: а ну как увлечется, подскочит и тебе заодно «горячих» всыплет. А при виде Семена Алексеева (Кыбыакыйа), который снова блестяще исполнил небольшую роль, оставалось лишь вздыхать: когда же ему доверят… ну, пусть не главную роль (а хоть бы и главную!), но такую, чтобы побольше на него любоваться. Понимаем: здесь, конечно, все в руках режиссеров, однако и понятие «по заявкам зрителей» еще никто не отменял.

О костюмах Сардааны Федотовой нужно писать отдельно: тут тебе и летательная конструкция на спине Мара-Маары (рожденный ползать летать не может – но хочет), и колпачок-хохолок Лэ Сигириччэ, и красные перекрещивающиеся полосы на голой спине самобичующегося…

Сценография Михаила Егорова – шикарна. Это надо видеть! И кипарис, который кактус (или наоборот) – могучий, как Мировое Древо, и отходящие от него гигантские струны, на которых наигрывает волшебник Котроне (он же Пиранделло) и которые потом превращаются в веревки для марионеток – а марионеток ли? Ведь весь мир – театр, а люди в нем – актеры. А надо всем этим – луна в виде не то гигантского зонтика, не то спутниковой антенны, чутко улавливающей все колебания мирового эфира.

Так что – с премьерой! А Романа Дорофеева – с режиссерским дебютом на родной сцене под началом Андрея Борисова (в Театре Олонхо Роман Романович уже дебютировал в этом качестве, поставив «Семь портретов якутских женщин»).

И под занавес хочется добавить еще одно. Премьера «Гигантов» прошла буквально ноздря в ноздрю с «Днями Турбиных» в Русском театре, так что театралов поставили перед трудным выбором – хоть разорвись. Или уподобляйся персонажу известного анекдота: «Папаня, банька уже топится. Вы стопочку когда примете – сейчас или потом?» — «Таперича и опосля». Но спектакли, тем более такие разные (да тем и замечательные) – не стопочка. Тут ведь подумать надо. Подождать, когда впечатления улягутся. Насладиться послевкусием, а не мчаться «галопом по Европам». Но творцам, наверное, виднее.

Фото: Василий Кривошапкин.

22.05.2018
3
0
 1120
Кюннэй Еремеева

Кюннэй ЕремееваСмотреть все записи

Окончила филологический факультет ЯГУ. Журналист, писатель, переводчик и большой знаток культуры. Ее статьи отличаются писательским размахом, глубиной и безупречным стилем.
Сборник повестей «Сын тундры», изданный медиа-холдингом «Якутия», удостоен диплома Дальневосточной выставки-ярмарки «Печатный двор-2017» в номинации «Детская книга».

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

шесть − 5 =