Форпост будущего

Якутск - Амур: через полтора столетия после Невельского

В конце восьмидесятых годов, когда горбачевская перестройка сильно перевернула нам всем мозги, а ельцинские реформы еще не поселили в наших сердцах отчаяния, я заканчивал обучение на факультете иностранных языков Якутского госуниверситета. Время было действительно странное, хотя не лишенное своего очарования. Советская ментальность, на которой все держалось прежде, к этому моменту практически выдохлась, и все мы, вслед за Виктором Цоем, жаждали перемен. Никто еще не видел в них угрозы, не предполагал войн на Кавказе, нищеты на общенациональном уровне, разгула бандитизма, как в годы Гражданской войны, а главное – распада страны, которая до этого казалась нам вечной.

Тогдашняя свобода, внезапно рухнувшая на всех нас, была похожа скорее на вседозволенность. Иногда она принимала самые неожиданные формы. Я помню, как во всех якутских автобусах отменили оплату за проезд, и получился такой локальный коммунизм на уровне общественного транспорта. Проспект Ленина сделали пешеходной зоной от площади Орджоникидзе до площади Ленина, и все это пространство заняли торговые палатки. Налоговой системы на тот момент не существовало, поэтому «бизнес» процветал в самых разнообразных и порой буйных формах. С уверенностью о том времени можно сказать одно – скучно не было никому.

 

Сейчас, когда я заканчиваю роман о капитан-лейтенанте Невельском, который в середине девятнадцатого века возглавил Амурскую экспедицию, те давние события восьмидесятых годов приобретают для меня особенное значение, и мне кажется, что все в жизни было неслучайно.

 

На факультете мы тогда с группой моих замечательных однокурсников создали студенческий театр, и в один прекрасный день были приглашены в Хабаровск на Всесоюзный фестиваль СТЭМов (студенческие театры эстрадных миниатюр). Мероприятие с таким затейливым названием в наши дни, наверное, просто бы окрестили Камеди-клабом. Так я впервые в своей жизни попал на Дальний Восток.

Сейчас, когда я заканчиваю роман о капитан-лейтенанте Невельском, который в середине девятнадцатого века возглавил Амурскую экспедицию, те давние события восьмидесятых годов приобретают для меня особенное значение, и мне кажется, что все в жизни было неслучайно. Я почему-то написал тогда пьесу для СТЭМа, почему-то прочел в одной из якутских газет статью о Невельском, почему-то получил приглашение в Хабаровск, а спустя почти тридцать лет написал роман об освоении Дальнего Востока. Все это не может не быть связано. Ломоносов всю жизнь устремлялся к тому, что он определял фразой «Congruit universa», а такому человеку все-таки стоит доверять.

Высмеивая косность советской системы и особенности ее планового хозяйства, я тогда написал короткую пьесу о строительстве дома, который в принципе невозможно построить. Рабочие на стройке получают от своего начальства чертежи, где архитектор забыл прорисовать первый этаж, и, следовательно, дом надо возводить сразу со второго этажа. Разумеется, никто не знает, как это сделать, и на стройке происходит ряд абсурдных и забавных ситуаций. С режиссурой нам здорово тогда помог Андрей Саввич Борисов, не отказавший в помощи зеленым студентам. Помню, что он даже похвалил меня за необычную сценарную идею.

На фестивале в Хабаровске мы умудрились тогда получить приз журнала «Студенческий меридиан» за драматургию и пребывали по этой причине в некоторой эйфории. Бродили по улицам этого чудесного города, сидели на набережной Амура и совершенно не задумывались о том, что всего полтора столетия назад эти места не принадлежали России. Любопытно, как увязываются в человеческой жизни важные вехи, порой незаметные для самого человека вначале, но со временем проступающие все более отчетливо. Якутск, Дальний Восток, Амур – эта цепочка простроилась не только в моей жизни тогда, но и в жизни моего героя за полтора века до этого.

 

Значение пушной торговли, ради которой во многом и продвигалась на восток империя, сопоставимо сейчас с ролью нефтегазовой отрасли.

 

Невельской не однажды бывал в Якутске, направляясь в Приамурье сухим путем. Собственно, Якутск служил обязательным пунктом в путешествии на тогдашний Отдаленный Восток. Здесь пополняли припасы у якутских купцов, формировали караваны, брали проводников, отсюда отправлялись все экспедиции Охотским трактом к Тихому океану. Снабжение Охотска, Аяна и Петропавловска, а следом за ними – всей Русской Америки, во многом начиналось в Якутске. Суда из Кронштадта в наши отдаленные порты на Тихом океане приходили один раз в четыре года, и для этого им необходимо было совершить почти кругосветный поход. Поэтому роль Якутска как базы в освоении Дальнего Востока просто невозможно переоценить.

Абсурдного, нелепого и смешного во всех этих делах было не меньше, чем героического, и уж во всяком случае больше, чем в моей хабаровской постановке. Начать с того, что даже приказа у Невельского не было на поход к устью Амура, а направился он туда как бы своей волей и своим же произволом поднял там российский флаг. То есть, вполне себе строительство здания сразу со второго этажа.

Бывали и другие курьезы – в Якутске перед его первым приездом прошел слух, что едет будущий губернатор, и молодая жена Невельского, Екатерина Ивановна, долго смущалась, пока с нею, девятнадцатилетнею девушкой и вчерашней выпускницей Смольного института, якутская знать церемонилась как с очень важной персоной. Особенно это забавно, если учесть, в каких спартанских условиях воспитывались смолянки.

В любом случае Якутск и его жители уже тогда, в середине девятнадцатого века, были на передовом рубеже российской политики, дипломатии и бизнеса. Значение пушной торговли, ради которой во многом и продвигалась на восток империя, сопоставимо сейчас с ролью нефтегазовой отрасли. Видимо, это и определило необыкновенный характер якутян – сплав традиционных ценностей с интересом ко всему новому, перспективному, открывающему новые горизонты.

ФОТО: etoretro.ru

08.06.2017
4
0
 656
Андрей Геласимов

Андрей ГеласимовСмотреть все записи

автор блога «Проза жизни»
Писатель, получивший всероссийскую и мировую известность, кандидат филологических наук, театральный режиссер. Обладатель престижных отечественных и международных литературных премий. В 2005-м был признан самым популярным во Франции российским писателем.
Родился в Иркутске, вырос в Якутии. Здесь же в 1990-е годы получил высшее образование, затем работал доцентом кафедры английской филологии Якутского госуниверситета, преподавал стилистику английского языка и анализ художественного текста.

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.