Главная » Политика » Федот Тумусов — о критике нацпроектов, ошибках аграрной политики в Якутии и почему его семья живет в Москве

Федот Тумусов — о критике нацпроектов, ошибках аграрной политики в Якутии и почему его семья живет в Москве

Он долгое время находился в оппозиции к руководству республики. Его мнение часто отличается от общепринятого. Это яркий политик, с которым считаются и уважают. Он готов спорить и доказывать. Сегодня наш гость — депутат Государственной Думы РФ Федот Тумусов.


В нацпроектах одно, в жизни — совсем другое

— Федот Семенович, в конце мая вы выступили в Госдуме с критикой нацпроектов, в том числе по здравоохранению. Можете рассказать, что послужило поводом?

— Президент 1 марта 2018 года в своем Послании четко сказал о том, что Россия должна войти в Клуб стран «80+», то есть тех, где средняя ожидаемая продолжительность жизни равна и превышает этот возраст.

Исходя из этого я считаю, что у нас коренным образом поменялась сама парадигма здравоохранения. До этого мы идентифицировали его с медициной. То есть здравоохранение – это и есть медицина, и если человек заболел, он приходит в больницу, его там лечат и потом отпускают.

Сегодня у нас совсем другая задача — не только вылечить, но обеспечить ему возможность прожить до 80 лет. Но в нацпроектах «Здравоохранение» и «Демография» такая цель не прописана!

Везде говорится о промежуточных целях вроде снижения смертности, улучшения кадрового обеспечения и так далее. В нацпроекте «Демография» указано: «средняя ожидаемая продолжительность здоровой жизни — 67 лет». То есть цифра 80 просто куда-то исчезла.

Я критикую национальные проекты: они не отвечают главным целям, поставленным Президентом страны.

Получается, что, когда утверждали эти программные документы, подходы остались прежними. Там предусмотрены огромные деньги только на медицину. Это правильно с точки зрения технологического обновления, доступности медицинской помощи. Нам необходимо конкретно заниматься двумя кричащими проблемами — раком и сердечно-сосудистыми заболеваниями. Это правильно, но этого недостаточно!

Поэтому я критикую национальные проекты: они не отвечают главным целям, поставленным Президентом страны.

— Вы часто поднимаете тему первичного звена в медицине и критикуете руководителей за то, что они в ущерб этому увлечены строительством крупных объектов.

— Вопрос здесь в том, что образ мышления руководителей субъектов федерации и Минздрава России не поменялся. Действительно, есть две большие проблемы: сердечно-сосудистые болезни, дающие в целом около 50% общей смертности, и онкозаболевания с 20%. Считается, что, если заняться только ими, то можно говорить о повышении продолжительности жизни. Но этого недостаточно.

Прежде всего нужно модернизировать первичное звено. И для этого Госдума приняла закон о телемедицине, предусмотрены значительные средства на программу здравоохранения. Так вот, когда у себя в комитете мы рассматривали ее, я обратил внимание на строку «Новое строительство и реконструкция ФАПов». Финансирование предусмотрено только на 2019-2020 годы, а на 2021-й – ни рубля. Хотя, как известно, бюджет у нас принимается на три года.

Как заявила глава Минздрава РФ Вероника Скворцова, в ближайшие два года в стране будет построено 340 ФАПов, и этим, по ее словам, проблема будет решена. Но нельзя забывать, что только в Якутии необходимо модернизировать 220 сельских ФАПов.

Я спрашиваю у нашего Правительства— почему не подаете заявки? Мне отвечают, что их принимают только в том случае, если здания признаны аварийными. При этом большинство объектов в республике расположены в приспособленных зданиях, не отвечающих стандартам, но такой факт не принимается во внимание.

Тогда я предложил разработать программу и в ней конкретно указать, в каком году построено здание, есть ли доступ к телемедицине, какое оборудование имеется. Ведь зачастую, кроме фонендоскопа, у них ничего нет. Хотя сегодня отечественного медоборудования очень много, в том числе в мобильном исполнении. Есть специальные модульные ФАПы. Я готов был продвигать на всех уровнях, где угодно.

Но и по сей день такой программы нет. Я отправил три запроса председателю правительства республики, но так и не получил ответа.

Сейчас все говорят о строительстве больших медицинских учреждений, и на этом проблемы как бы решатся. Но вот, к примеру, я был в Перинатальном центре. Слов нет, объект хороший. Но нельзя забывать, что женщина еще в период беременности должна как минимум два раза пройти комплексное обследование. А ведь эти будущие матери в большинстве своем приезжают из районов, им нужно найти деньги на проезд, проживание в городе.

Поэтому нормальная медицинская помощь, считаю, должна оказываться непосредственно там, где живет человек. Но в республике даже нет ни одного мобильного комплекса.

 

Селу нужна «перезагрузка»

— Хочу узнать ваше мнение о 202-м постановлении Правительства РС(Я), предусматривающем оптимизацию бюджетной сферы. Оно вызвало неоднозначную реакцию, в первую очередь у сельских жителей.

— То, что его отменили, – это уже хорошо. Но проблема осталась. Она более глубокая, системная. Во-первых, нормативы, применимые в пределах Садового кольца и городов, никак не могут применяться в отношении села.

Во-вторых, мы должны определиться с главным — миссией якутского села. Сегодня сохраняется старая позиция, когда на село смотрят с точки зрения производства мяса и молока. При этом мы видим, что последние 20 лет численность поголовья снижается. Это говорит о неправильной экономической политике.

Все согласны с тем, что село нужно дотировать. Вопрос в том, как это делать и для чего? Раздутые штаты в бюджетной сфере – это и есть сегодняшняя форма дотирования на уровне бедности. Там, где должны работать пять человек, на которых, собственно, и предусматриваются бюджетные средства, мы содержим 20. Это та же советская система — «равенство в бедности».

Там, где должны работать пять человек, мы содержим 20. Это та же советская система — «равенство в бедности».

Во-вторых, мы видим, что потребительский спрос на селе падает. Это тоже показатель бедности. Все нацелены на город — взяли ипотеку, потребительские кредиты.

В чем должна заключаться стратегическая позиция? Село нужно рассматривать как уклад жизни. Его миссия заключается в сохранении и развитии народа, который там живет.

Для этого нужно создавать условия для достойной жизни. Это хорошее благоустроенное жилье, связь с миром, возможность зарабатывать и обеспечивать свою семью.

Взять, к примеру, среднестатистическую сельскую семью — родителей и трех детей. Для того, чтобы обеспечить себя, им нужно 12 голов крупного рогатого скота. Вот за их содержание и нужно им платить исходя из цен на мясо и молоко. А если поголовье больше, соответственно, излишки они могут продавать.

Или, к примеру, построили теплицу — тоже выплачивать деньги исходя из определенных норм за то, что они сами себя обеспечивают овощами.

Вот это я называю финансированием по семейным счетам. То же самое применимо в образовании, медицине. Надо, чтобы деньги, направляемые на эти цели, шли напрямую людям.

Приведу пример. Сегодня содержание одного ребенка в детском саду в среднем ежемесячно составляет около 30 тысяч рублей. Пример из реальной жизни — на отдаленном участке проживает семья, у которой пятеро детей. Они ходят в детский сад, где отец работает кочегаром, бабушка — директор, мама — воспитательница. С точки зрения экономики, это, конечно, абсурд — вместо того, чтобы воспитывать их дома, содержится отдельное здание, бюджет несет расходы. А если бы эти деньги, по 30 тысяч на каждого ребенка, мы дали этой семье, это бы коренным образом изменило отношение.

Но я не говорю о том, чтобы начать раздавать наличные. Вы сами понимаете, к чему это приведет.

В свое время, в 1998 году, мы реализовали проект «Агрочек». Принцип был такой — например, у тебя есть три коровы, и мы готовы дать 100 тысяч рублей в виде агрочека, на которые ты можешь приобрести комбикорм или, скажем теленка, трактор, продукты. Человек покупает, а коммерсант потом обналичивает у нас этот чек.

Такой принцип применим и при строительстве частного дома, его можно распространить и в здравоохранении, образовании. То есть за эти средства требовать качество услуг.

— Тем не менее нам постоянно говорят о том, что бюджет республики «социально ориентированный» …

— Это говорится в абсолютных цифрах. Но механизм финансирования составлен неправильно и не соответствует сегодняшним реалиям.  Взять то же сельское хозяйство, на которое ежегодно выделяется почти 10 млрд рублей. Из них 90% остаются в Якутске — на разного рода агроснабы и т.д.

Это отголоски советского метода управления, когда главным принципом устанавливалась коллективная собственность, укрупнялись села, создавалась инфраструктура. С точки зрения технологического уровня того времени это было правильным.

Но условия меняются. Еще в 1996 году я писал про фермера, который живет на аласе и через компьютер связан с миром и управляет хозяйством. Тогда надо мной смеялись, считали это фантазиями. Сегодня это уже реальность.

Айсену Николаеву я не завидую. Ему приходится труднее, чем его предшественникам, которые только выполняли поступающие сверху указания.

Поэтому у нас есть возможность создать новое якутское село. Но для этого нужно изменить свое сознание. В этом смысле Айсену Николаеву я не завидую. Ему приходится труднее, чем его предшественникам, которые только выполняли поступающие сверху указания. А новому руководителю республики необходимо выработать новую философию по отношению к селу. Речь идет о создании других финансово-экономических механизмов, основанных на новых подходах.

Он это дело знает, тот же «Агрочек» мы реализовывали вместе. И мою семейную парадигму развития сельского общества он прекрасно понимает. Но у него целая армия чиновников, которые пока этого не понимают.

 

«Я — классический депутат»

— Как вам работается с коллегами в Госдуме. Например, с Галиной Данчиковой?

— С Галиной Иннокентьевной мы плотно работаем, обсуждаем вопросы. От Якутии нас всего двое, и, только поддерживая друг друга, мы можем помочь республике. Работая в очень ответственном комитете по бюджетной политике, она имеет там огромный авторитет.

Но у нас разный стиль работы. Она очень профессионально и грамотно работала в исполнительной власти. Но она не публичный политик, и это не вина и не беда. Как депутат – прекрасно справляется.

У меня другой стиль — я такой, каким должен быть классический депутат. Как представитель всех якутян публично выражаю общее мнение, озвучиваю проблемы, предлагаю пути их решения.

— Ваше мнение о включении восьми улусов республики в состав Арктической зоны России?

— Это абсолютно верное решение, в подготовке которого принимало участие все руководство Якутии. По этому вопросу я тоже выступал в Госдуме еще в 2013 году. Но, по большому счету, это заслуга исполнительной власти республики.

Думаю, что авторитет Айсена Николаева сыграл в этом не последнюю роль. Он убедил полпреда президента, вице-премьера РФ Юрия Трутнева, федеральное правительство, и такой указ был подписан.

Воспринимаю это как восстановление справедливости. Эти районы у нас всегда относились к арктическим, и поэтому я считал неправильным принцип, когда на федеральном уровне в Арктическую зону были включены только территории, прилегающие к морскому побережью.

Вместе с этим я считаю политику правительства РФ в отношении Дальнего Востока и Арктики однобокой. Нельзя подходить только с точки зрения ресурсной базы и получения прибыли. Здесь живут люди, и они должны жить хорошо.

Уже несколько лет я состою в Комитете парламентариев арктических государств и как-то общался с одним бизнесменом из Канады. Его компания добывает железную руду на севере страны. Так вот: они пять лет потратили на то, чтобы договориться с местными общинами об освоении месторождений. И проблема заключалась не в деньгах, а в понимании друг друга.

Поэтому и у нас инвесторы должны не только строить детские сады и школы, но и создавать условия для повышения доходов населения. А это возможно только через семейную парадигму, о чем я говорю. То есть направлять средства через семейные счета. Если существующее положение не изменится, мы не найдем общий язык.

 

Вся семья в Москве

— Давайте сменим тему. Недавно в прямом эфире в соцсетях глава республики озвучил размер свой зарплаты. А вы можете сказать, сколько получаете?

— 350 тысяч рублей. Эта зарплата установлена для всех депутатов Госдумы.

— Где живете в Москве?

— У меня есть служебная депутатская квартира.

— А прописаны здесь?

— Да, у меня прописка в Якутске. Кстати, в эти дни буду менять ее — с проспекта Ленина на Сергелях.

— Чем занимаются ваши дети?

— Сын закончил МГИМО, сейчас работает в крупной нефтяной компании. Дочь окончила РУДН и сегодня является помощником депутата Государственной Думы.

— Насколько мы можем судить по соцсетям, у вас несколько внуков?

— Да, их у меня трое. Внуки – это чудо. Есть такое выражение — «лучше моих детей могут быть только их дети». Это точно.

— Чем увлекаетесь в свободное время?

— Я люблю творчество. Когда я свободен, то много читаю, что-то пишу научное или публицистического плана. В последнее время сочиняю так называемые «мичил» — двустишия с законченной мыслью. Это особое состояние человека.

Кроме этого, ходим в кино, в театры реже. Составили специальную семейную программу — будем с внуками ходить в музеи.

Кто здесь даст возможность работать моим детям? Вообще в Якутию для них был запрещен въезд, было такое время.

— Получается, вся семья в Москве?

— Да. Так получилось, что в республике я все время был в оппозиции. Кто здесь даст возможность работать моим детям? Вообще, в Якутию для них был запрещен въезд, было такое время. Поэтому после учебы они остались в Москве. Конечно, они хотят вернуться. Если бы предложили нормальную работу, то, я думаю, приехали бы сюда.

— Тогда ваш коттедж на Сергеляхе пустует? Наверное, домработники следят за ним?

— Нет, такого нет. Дом стоит пустой, рядом живут родственники, которые за ним присматривают.

О расходах на «Толкуй»

 — Сегодня многие политики занимаются благотворительностью, проводят соревнования, создают фонды.

— Я люблю заниматься с молодежью. Когда учился в аспирантуре, встречался и общался со студентами. Тогда же я приметил Айсена Сергеевича, потом взял его на работу. Когда я стал депутатом Госдумы, то создал дискуссионный Клуб «Толкуй».

В него входят студенты, обучающиеся в Москве. Мы проводим различные «круглые столы», дискуссии. Кроме этого, у нас есть конкурс проектов, турслеты. Расходы, кстати, не такие большие, я оплачиваю из собственных средств. Других источников у меня нет. А люди думают, что Тумусов богатый – вот и тратит деньги.

 

Работает «женой Тумусова»

 — Можете рассказать о своих пристрастиях в еде?

— Самое любимое блюдо – это строганина из рыбы и замороженной жеребятины. Когда еду в Москву, всегда беру с собой целый чемодан этих продуктов.

Когда бываю на родине, в Верхневилюйском улусе, то вместе с братом ловим тугунков, и он их тут же жарит на сковороде на костре. Это любимое блюдо с детства.

— Как относитесь к рыбалке, охоте?

— Вообще, я не такой азартный в этом деле. Нас в семье пятеро — четыре брата и сестра, и страсть к охоте есть только у одного — младшего братишки Ефима.

— Может быть, любите заниматься огородничеством?

— По приезду в Якутск я с удовольствием походил по своему участку. В этом году все как-то особенно ярко распускается, цветет. Мне жена говорит: ты как хозяин займись чем-нибудь на земле. Но это не мое, мне хорошо наблюдать, общаться с природой.

— Чем занимается ваша супруга?

— Она на пенсии. Но, как я говорю, она работает женой Тумусова (улыбается). Был такой случай — она как-то мне шутя рассказывает, вот, мол, встречаюсь с подругами, они все заслуженные, отличники, а у меня ни одного звания. И к одному из юбилеев я наградил ее собственным орденом «Заслуженная жена».

— Бываете за границей?

— Вы знаете, у меня с этим не получается. Все время с женой мечтаем. В этом году планировали поехать в Грузию, но на днях она с внуками приедет сюда на лето. Так что пока, по всей видимости, в очередной раз поездка откладывается.

— Впереди у нас Ысыах. Что бы вы хотели пожелать якутянам?

—  Для народа саха Ысыах традиционно олицетворяет начало нового года. Мы пережили зиму, наступило новое время. Время изобилия, когда, как говорится, один день год кормит. Народ саха издревле в эти дни благодарил природу, духов, высшие силы и получал благословение. Другое дело, что сегодня этот праздник превратили в некое культурно-массовое мероприятие. Это, я считаю, перебор.

Конечно же, я хочу пожелать, чтобы всем хорошо жилось. К этому должны стремиться все люди, а власть должна поддерживать. В Год консолидации, провозглашенный в республике, и в Год добрососедства, который объявлен в столице, хочу призвать всех к взаимопониманию и взаимодействию. Желаю благополучия, здоровья, счастья и любви!

22.06.2019
4
0
 678
Руслан Басыгысов

Руслан БасыгысовСмотреть все записи

В журналистику пришел, имея богатый опыт работы в других сферах, и именно здесь нашел свое призвание. Основные темы – экономика и политика. До середины 2017 года работал в ЯСИА, затем стал обозревателем «Якутии».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

5 × 4 =