Главная » Общество с Ириной Мартыновой » Драка, которой не было

Драка, которой не было

Святой Николай против Ария: как, почему и какое отношение это имеет к нам

325 г. Никейский собор (I Вселенский собор) осудил Арианство, принял Символ веры и изгнал Ария. Фото: http://historiosophy.ru

В глобальной сети наткнулась на замечательную запись:

«Представьте себе серьезное международное научное собрание. С разных стран приехали крупнейшие ученые обсуждать большие научные вопросы.

Один прочитал доклад, второй прочитал, и тут один ученый встает и другому со всей дури кааак даст в рыло! Мэ блэ!

Потому что тот неправильно выступал.

И этим человеком, который в рыло двинул, был Святой Николай Чудотворец. Самый почитаемый якутами святой».

Запись, замечу, совершенно не возмущенная. Скорее, ироничная и даже слегка одобрительная. Но справедливости ради – от этого она не менее нуждается в корректировке.

Научное собрание, о котором идет речь, называлось I Вселенский Собор. Проходил он в 325 году в городе Никее, и там обсуждался очень важный вопрос: о соотношении Бога-Отца и Иисуса Христа. Значительная партия, которую возглавлял модный тогда богослов епископ Арий, утверждала, что Иисус Христос – только первое творение Бога Отца. Другие богословы, в числе которых был и святитель Николай, считали, что Иисус Христос и есть Бог.

Не спешите смеяться над отвлеченностью дискуссии. Победи тогда партия Ария – мы бы жили в совершенно другом мире. Мире, где, как минимум, было бы совершенно другое представление о человеке.

Как бы это сформулировать так, чтобы, с одной стороны, не приравнять Его к Богу Отцу, а с другой стороны, не превратить монотеистичное христианство в банальное для древнего мира многобожие, эти люди в большинстве своем не знали (в ходе обсуждений удалось найти удачный термин «Единосущный», но не сразу), но чувствовали каким-то шестым чувством: что-то Арий говорит явно не то.

Не спешите смеяться над отвлеченностью дискуссии. Победи тогда партия Ария – мы бы жили в совершенно другом мире. Мире, где, как минимум, было бы совершенно другое представление о человеке.

Христианство не было «первым гуманизмом» древнего мира. Уже античные греки, да и римляне, высоко оценивали такое существо, как человек. Однако большинство из них могли бы повторить за философом XIX века Фридрихом Ницше: «Человек есть нечто, что следует преодолеть». Причина проста: человек сделан из тела. Из материи. А материя, считали в большинстве своем античные философы, «хуже» мира духовного. Хотя бы потому, что тело ломается, волнуется, мучается – да и вообще, материя – не божество. Божества (или одно Божество) ее сотворили – сознательно или случайно, главное, что божество – «наверху», а материя – «внизу». Потому что курица никогда не станет яйцом. Вернее, так: художник никогда не станет портретом, даже автопортретом. Картина – всегда его произведение. В буквальном смысле – производная от реальности.

Нам сейчас, а особенно здесь, в Якутии, очень сложно понять это решительное разделение. Восток «заселил» материю духами и божествами, люди живут фактически среди них. Это верно и для якутских традиционных верований, и для китайского даосизма, и для японского синтоизма. Такое представление порождает ряд трудностей и, напротив, ряд красивых и оригинальных решений, но об этом можно поговорить в другой раз, а сейчас продолжим об арианстве и «ортодоксии».

Итак, в античное представление о «дурной» или хотя бы несовершенной плоти вдруг врывается христианство с совершенно немыслимой доктриной.

Бог стал человеком. Не понарошку. По-настоящему. Бог стал человеком из мяса и костей, дословно: «Слово стало плотью», как говорится в первых же строках Евангелия от Иоанна. Как человек ходил по земле, ел, пил, спал, учил, был несправедливо казнен и умер. Но поскольку Он остался Богом, то, во-первых, в земной жизни Он с легкостью нарушал законы природы (еще бы, если Он Сам их придумал), а во-вторых, — после смерти воскрес. С тем самым человеческим телом, которое, согласно всем предыдущим верованиям, должно было сгнить в земле, потому что вообще никакой ценности не представляло. Таким образом человек смог преодолеть границу смерти – Бог как бы «протащил» человечество через эту границу. А христиане по сей день верят, что воскреснут все. Когда-нибудь. Ну а уже сейчас смерть – явление временное, а потом не безнадежное. А тело – очень хорошая и ценная штука.

Если умирает очень хороший человек, то в его теле даже сохраняются какие-то следы его благости – вот, например, тот же Николай Чудотворец, ребро которого сейчас с огромным почетом принимают в Москве. Кстати, у нас в Якутске, в Никольском храме, тоже есть частица его мощей. Проще говоря – косточка святого Николая. Вот помолишься перед ней – и как будто со святым поговорил с глазу на глаз.

 Неудивительно, если бы кому-то слушать эту демагогию надоело, и он в полном соответствии с жарким южным темпераментом взял бы да и отвесил Арию пощечину. Или затрещину. Но есть один нюанс. Дело в том, что на Собор собрались люди довольно-таки приличные.

Но вернемся к арианам. Если Бог никаким человеком не становился, а просто создал очень хорошего человека или даже сверхчеловека, который родился, жил, умер, а потом пусть даже воскрес – вся эта прекрасная конструкция рушится. Это не Бог был за границей смерти, а еще одно творение. Воскресить творение для Бога трудности не представляет – Он на то и Творец Всемогущий. Только где гарантия, что Он захочет еще кого-то воскрешать? Иисус был хороший, он и воскрес, а какой-нибудь Вася – пил водку, бил жену и ругался матом – зачем его воскрешать? Умер да сгнил, будто его и не было. И не спросишь с него никогда ничего.

Другое дело, если Он Сам в шкуре Своего творения побывал. Это Он уже не кого-то конкретного воскресил, а всему человечеству дал понять: смерти больше не будет, не бойтесь (и не надейтесь – за плохое тоже придется ответить). И, естественно, ценность человека как конкретной единицы (вместе с его телом – то есть с материей) при таком подходе резко возрастает. Потому что каждый, все без исключения когда-нибудь станут в своем материальном виде перед вечностью.

Вот за эту важную и тонкую мысль боролись те, кого мы бы сейчас назвали «ортодоксы» — «православные» — с Арием и его последователями.

В общем-то, можно понять, что Арий их изрядно раздражал. «Что ж это такое получается? – сердились, вероятно, его оппоненты. – Какое-такое «первое творение»? Какое отношение мы все – Василий, Григорий, Афанасий, Николай – имеем к этому «первому творению»? Ну воскресло оно. Нам-то до этого что? Ерунду какую-то, Арий, ты говоришь».

Неудивительно, если бы кому-то слушать эту демагогию надоело, и он в полном соответствии с жарким южным темпераментом (а дело происходит на территории современной Турции — в бывшем городе Миры Ликийские, где был епископом Николай, до сих пор показывают храм, где он служил, да гробницу, где был похоронен) взял бы да и отвесил Арию пощечину. Или затрещину.

Но есть один нюанс. Дело в том, что на Собор собрались люди довольно-таки приличные. А лично епископ Мир Ликийских Николай уже при жизни считался святым – и не просто чудотворцем, а именно по-человечески хорошим, добрым, порядочным, кротким человеком. Чудеса-то его были зачастую совершенно бытовые.

За тысячу с лишним лет история богословской дискуссии обросла подробностями разной степени достоверности, включая и странный эпизод с мордобоем в рамках обсуждения доклада по гуманитарной дисциплине «теология».

Самая известная история: жил одинокий отец с тремя дочками на выданье, денег у них не было, и решил он девчонок отдать в беззаконный брак – попросту продать. Николай об этом узнал и подкинул горе-папаше три мешочка с деньгами, чтобы дочкам жизнь устроить. Вышли они замуж за приличных людей в итоге, и все у них было хорошо.

Как же он решился на драку с коллегой-епископом?

А очень просто. Не было никакой драки. Была у Николая с Арием серьезная перепалка, но… целиком и полностью словесная. Вот как говорится об этом в одном из богослужебных текстов: «Губящаго древле Господни люди безумнаго Ария удавил еси жилами словес твоих…» («Издавна губившего людей Божьих безумного Ария ты удушил жилами твоих слов»), — образ «удушающих слов», конечно, тоже неласковый, но совсем не имеет отношения к драке.

Легенда о пощечине Арию была записана очень поздно, уже ближе ко времени падения Константинополя (1453). За тысячу с лишним лет история богословской дискуссии обросла подробностями разной степени достоверности, включая и странный эпизод с мордобоем в рамках обсуждения доклада по гуманитарной дисциплине «теология». Может, пересказывающие и переписывающие хотели призвать своих современников к более серьезному отношению к академической науке. Может, напоминали, что Николай Чудотворец – это не просто покрытый паутиной портрет в углу комнаты, а живой человек. А может, пытались оправдать собственную несдержанность.

В сущности, это неважно. Художественные преувеличения нисколько не портят житие святителя Николая – горячо любимого в Якутии, всей России и во всем мире святого.

01.06.2017
5
0
 2710
Инокиня Евгения (Сеньчукова)

Инокиня Евгения (Сеньчукова)Смотреть все записи

автор блога «Пост от матушки Евгении»
Кандидат философских наук, журналист, пресс-секретарь Епархиального управления Якутской и Ленской епархии, проректор Якутской духовной семинарии по научной работе. Пишет стихи и чудные путевые заметки. Ведет свой блог и страничку в Фэйсбуке

Похожие записи

7 комментариев

  1. Фоминишна:

    0

    0

    Честно говоря, думала, что воскресенье, в которое верят христиане, будет чисто духовным — души воскреснут. А оказывается, и тела тоже! Отсюда вопрос: а если женщина дожила, скажем, до 100 лет, она в каком теле воскреснет — в столетнем? А можно в 20-летнем?

    • Ин. Евгения:

      0

      0

      В 20-летнем скорее. Вернее, не в 20-летнем, а в самом лучшем, совершенном. Лучше, чем при жизни. Например, если была слепая — зрячей. Безногая — нога будет.

  2. Басылаев Басылаев:

    0

    0

    Ничоси, по мотивам моего шутливого поста целый трактат написали 🙂 Не бил стало быть… А Иисус торговцев из храма тоже не изгонял? 🙂

  3. Фоминишна:

    0

    0

    В лучшем виде — это заманчиво). «Безногая — нога будет» А можно две?))

  4. Петя:

    0

    0

    Кто такой Николай? Почему его надо почитать? Он всего лишь простой человек, может быть и был он праведным и что теперь восхвалять его до такой степени? И до него и после него были достойные люди и что? Бог один и нет у него сотоварищей. А так всё это превращается в показушное язычество с пантеоном различных «святых». Одному молись, чтобы не болеть, другому чтобы прилежно учиться и т.д. и т.п. В Якутии люди сами толком не знают кто этот Николай. Просто время, когда отмечают Николин день, совпал с языческим обычаям встречи лета, когда природа оживает, люди начинают урожай сажать. Для якутов Николин день это только название, многие даже не хотят разобраться, что это за Николай такой.

  5. Наталья:

    0

    0

    кстати, да! никогда раньше не задумывалась, а ведь так и получается — бог один, но вместе со святыми и апостолами — практически пантеон. Такая корректная техничная альтернатива языческому многобожию.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

19 + 1 =