Главная » Пост от матушки Евгении » Четверть века веры

Четверть века веры

Как нечто отвлеченное касается каждого

В Великом посту, как известно, почти семь недель – 6+1 (Страстная). В первое же его воскресенье отмечают праздник под названием «Торжество Православия» и вспоминают событие, без которого вся история культуры, не только европейской, пошла бы в другом направлении.

Без этого тезиса… даже понятие «прав человека» было бы совершенно невозможно.

Давным-давно, в 787 году, в далекой Византии, в Константинополе, собрался VII Вселенский Собор, утвердивший догмат, то есть вероучение, об иконопочитании. Ему предшествовал длинный и довольно нудный в богословском отношении спор, перетекавший в политическую травлю противников, взаимные оскорбления и даже убийства. Речь шла об отношении к иконам: что это – благочестивые картинки, идолопоклонство или что-то очень важное. Наконец, сошлись на том, что все-таки что-то важное, а именно – видимое и осязаемое объяснение воплощения Бога в человека Иисуса Христа. Раз Бог воплотился, значит, теперь Его можно изобразить. Ну и людей, по мере возможностей к Нему приблизившихся, то есть проявивших в себе Его образ, изображать тоже можно – как минимум из воспитательных соображений.

Дальше можно написать пару километров текста, как из этого вытекает, что перед иконами люди молятся, а некоторые иконы даже почитаются как чудотворные, но ограничусь краткой формулой, которая и лежит в основе догмата об иконопочитании: «Честь, воздаваемая образу, восходит к Первообразу».

При чем тут культура? При том, что без этого тезиса было бы невозможно развитие сначала религиозного, а затем и светского портрета, в основе которого лежит представление об изображении прекрасного, то есть соответствующего образу Бога (позже – безобразного, то есть искажающего его) в человеке; без этого тезиса было бы невозможно представление о самодостаточности личности (восходящей, опять же, к Божественной Личности); а в конечном итоге – даже понятие «прав человека» было бы совершенно невозможно, потому что только если в каждом человеке, невзирая на его социальный статус, видеть равного, уже исходя из самой его принадлежности к человеческому роду (снова и снова – к образу Бога), то у него вообще есть какие-то права. Потому что даже в Древней Греции со всей ее философией и гуманизмом, например, раб считался «одушевленным орудием» (дословная цитата из Аристотеля).

Настоятельница показывала мне прекрасно сохранившиеся фрески XVII века в соборе, по которому страшно ходить, потому что все время ждешь кирпича на голову…

Не вдаваясь в подробности – основные богословские дискуссии на этом и закончились, потому что дальше родившуюся на базе вероучения философию оставалось лишь осмыслять и развивать, причем уже не только в религиозном ключе. Потому и Торжество.

Признаться, к этому празднику у меня отношение всегда было несколько отвлеченное. Богословие иконы и философия образа – темы интересные, а история Церкви – вообще детективно-приключенческий роман, местами переходящий в триллер. Но конкретное празднование мне просто не очень близко – кажется, что очень давно богословы решили какой-то довольно очевидный, но частный вопрос, а потом это событие почему-то раздули до небес.

Но в этом году праздник Торжества Православия день в день совпал с 25-летием восстановления Якутской епархии, и у меня, как говорится, открылись глаза.

Как многие наверняка помнят, в советское время и до 1993 года в Якутии было всего два храма – на месте одного, в Якутске, сейчас действует Покровский женский монастырь, второй – Спасский собор в Олекминске. Священников не было ни одного. Редко-редко присылали из Иркутска в коротенькую командировку. При этом нельзя сказать, что все были неверующими – общаясь сейчас с людьми пожилыми, особенно из сельской местности, я часто слышу рассказы о мамах и папах, бабушках и дедушках, которые крестили детей на дорогу, молились, чтобы Бог и святые уберегли скотину, отмечали в домашнем быту церковные праздники… Это была простая народная вера, не высоко интеллектуальная, зато искренняя. Именно эта вера позволила во многих местах Якутии сохранить старые храмы. Да, они зачастую заняты музеями – но обычно музеями, а не овощехранилищами. Люди не без гордости замечают, что их предки и они сами смогли сохранить свою церковь. И тут есть чем гордиться – в средней полосе можно встретить огромное количество разваливающихся, превращающихся в руины храмов. В советские годы в таком храме был, например, кинотеатр, а потом кинотеатр съехал, а ремонт делать никто не хочет, да и денег нет.

Я лично с плохо скрываемым ужасом на лице бродила по древнему женскому монастырю в двухстах метрах от Ростовского Кремля. Настоятельница показывала мне прекрасно сохранившиеся фрески XVII века в соборе, по которому страшно ходить, потому что все время ждешь кирпича на голову, и тяжело вздыхала: никто просто не верит, что в городе Золотого Кольца может быть такое безобразие.

Я же вспоминала аккуратненький деревянный храм в Чычымахе, сохраненный Никольский храм и Уольбинскую часовню в музее политической ссылки в Черкехе – и думала о том, какая все-таки удивительная штука – народная память. В Якутию христианство со своей богатой книжной и художественной культурой пришло достаточно поздно, во второй половине XIX века, со святителем Иннокентием (Вениаминовым) – до него оно было скорее «русской верой», обращение в которую было во многом действием политическим. За годы, пока совершались первые богослужения на якутском языке, переводились первые книги, появлялись целые династии священников из числа коренных жителей – христианство успело стать народным сокровищем, но не превратилось в рутину – и люди его смогли сберечь. Даже тогда, когда беречь, казалось бы, было уже нечего.

И когда 25 февраля 1993 года Священный Синод Русской Православной Церкви принял решение воссоздать Якутскую епархию и направить туда молодого епископа Германа (Моралина), нынешнего Курского митрополита – он приехал не на пустое место. Когда я сама пыталась расспросить о его переживаниях в первые годы возрождения Якутской епархии, владыка скромно уклонился от ответов, но многие, очень многие вспоминают и его труды, и его, и его преемника покойного епископа Зосиму с благодарностью и любовью. Люди ждали возвращения веры – и дождались.

… Когда вечером 25 февраля священники и верующие жители Якутска собрались в Преображенском соборе на праздничный чин Торжества Православия с молебном в честь 25-летия восстановления Якутской епархии, оказалось, что храм заполнен почти как в Рождественскую или Пасхальную ночь. Владыка Роман, возглавивший службу, так и сказал: «Пасхальная атмосфера». В его послании перечислялось много-много достижений епархии за четверть века: восемьдесят четыре прихода, четыре монастыря, возобновление богослужений на якутском языке, возрождение Якутской семинарии, множество молодежных мероприятий… А в заключении было сказано: «Все это было бы невозможно без вас, дорогие братья и сестры».

Это чистая правда, и это касается всей церковной истории. Кажется, будто где-то далеко в Москве или в Константинополе приняли организационное или отвлеченно богословское решение, но вдруг выясняется, что оно касается всех и каждого. Если бы оно не было значимо для всех – сама память об этом событии бы стерлась. А она живет. Поэтому и Торжество.

28.02.2018
2
0
 950
Инокиня Евгения (Сеньчукова)

Инокиня Евгения (Сеньчукова)Смотреть все записи

автор блога «Пост от матушки Евгении»
Кандидат философских наук, журналист, пресс-секретарь Епархиального управления Якутской и Ленской епархии, проректор Якутской духовной семинарии по научной работе. Пишет стихи и чудные путевые заметки. Ведет свой блог и страничку в Фэйсбуке

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

15 − 11 =