Главная » Политика и экономика » Айсен НИКОЛАЕВ: «Нам есть вокруг чего и зачем объединяться»

Айсен НИКОЛАЕВ: «Нам есть вокруг чего и зачем объединяться»

Эксклюзивное интервью Главы Республики Саха (Якутия)

Последний месяц уходящего года вобрал в себя массу знаковых событий, как подводящих определенные итоги года уходящего, так и обрисовывающих контуры года наступающего. Все они связаны с действиями и планами главы республики Айсена Николаева, ставшего с 28 мая главным ньюсмейкером не только в силу своей должности, но и принятия непрекращающихся интенсивных решений.

В понедельник, 24 декабря, Ил Дархан поделился свежими новостями на встрече с главными редакторами СМИ, а уже поздним вечером дал эксклюзивное интервью информагентству ЯСИА, газетам «Саха Сирэ» и «Якутия».

О консолидации

— Айсен Сергеевич, чем вы руководствовались, когда объявили грядущий 2019-й год Годом консолидации? Кто и с кем должен консолидироваться? Вам не кажется, что формулировка несколько размыта?

— Наоборот, убежден, что она проста и понятна каждому жителю республики. Смотрите, что происходит: во время выборов общество разделяется. Причем не обязательно на федеральных или республиканских, но и на муниципальных, когда политические схватки идут буквально в каждом селе и даже в семьях.

Да, мы разные, но наступает время и действие, когда мы должны объединиться ради достижения каких-то целей. Вот возьмем тот же мост через Лену. Сегодня, если мы спросим у тысячи якутян — нужен он нам или нет, лишь единицы выразят свои сомнения, остальные, не задумываясь, скажут, что он крайне необходим. Вот вокруг таких крупных проектов нам и стоит объединяться.

Если мы будем объединяться вокруг каких-то больших, общих задач, то каждому найдется место для удовлетворения собственных экономических интересов.

Кроме того, при принятии подобных решений я всегда исхожу из того, что оно должно разделяться абсолютным большинством. Консолидация – это запрос, который сегодня есть в обществе. Я ведь много встречаюсь с людьми и в ходе разговоров пришел к выводу, что есть два ключевых запроса: на консолидацию и перемены. Причем они идут не от элиты, а от народа. Поэтому у меня не было никаких сомнений, к чему надо призвать якутян в наступающем году.

— Хорошо, в политической, общественной жизни консолидация применима и даже необходима. А как быть с экономикой, движущей силой которой является конкуренция?

— Если мы будем объединяться вокруг каких-то больших, общих задач, то каждому найдется место для удовлетворения собственных экономических интересов. У нас огромная, богатая республика, и работы хватит всем.

Другой вопрос, если государство опять будет стремиться все монополизировать, регулировать все экономические процессы, отдавая предпочтения каким-то узким группам, к примеру, по улусному принципу, то это вызовет возмущение людей, и такая власть перестанет существовать.

Поэтому все надо делать максимально прозрачно, без привязки к каким-либо группам влияния, вне зависимости от национальной принадлежности, улусного происхождения, возрастной категории и так далее. Тогда это поймут все, и, повторюсь, каждому найдется место в конкурентной экономической среде.

О команде и засидевшихся «генералах»

— Когда вы остановились на кандидатуре Владимира Солодова, то исходили в том числе из того, что он ничей – не вилюйский, не заречный, не «комсомолец»?

— Я исходил из того, что это как раз тот человек, который способен возглавить правительство республики в очень непростое для Якутии время.

К сожалению, у нас в республике не оказалось подготовленного специалиста такого уровня с высочайшими знаниями, огромной работоспособностью, умением вести равноправный диалог на федеральном уровне. Уверен, у Владимира Викторовича блестящее будущее, и я благодарен ему за то, что он согласился войти в нашу команду.

— Перехвалить не боитесь?

— Абсолютно нет. Я его знаю с 2012 года и прекрасно оцениваю не только профессиональные, но и человеческие качества. Он «звезду» точно не схватит, а будет работать.

— Говоря о команде, не могу не спросить по поводу финансово-экономического блока правительства, который практически не изменился, хотя ротация произошла действительно колоссальная – из 28 членов Кабинета министров только десять остались в новом правительстве. Почему это произошло?

— Мне уже приходилось объяснять, что если человек профессионал высочайшей квалификации, то зачем его менять. Взять ту же позицию министра финансов. В любом правительстве любой страны – это очень консервативная должность. Вот в США кого только Трамп не меняет, директоров ЦРУ, ФБР, главу Госдепа, а министра финансов не трогает.

Да куда далеко ходить, в Правительстве РФ Антон Силуанов назначен первым вице-премьером, но с сохранением должности главы Минфина. Тут можно вспомнить и легендарного министра финансов СССР Арсения Зверева, руководившего Минфином долгих 22 года – от сталинской эпохи до хрущевской оттепели.

Финансы не терпят суеты, они любят порядок. В том, что происходило с бюджетом в последние два года, нет вины Валерия Алексеевича (Жондорова). Это происходило по воле руководства, которое заставляло принимать “красивый” бюджет. Мы с ним поговорили и решили, что если даже Ил Тумэн и правительство вновь будут настаивать на несуществующих доходах, республиканский бюджет должен и будет опираться исключительно на реальность.

— На встрече с главными редакторами вы обмолвились, что некоторые руководители крупных госпредприятий слишком долго сидят в креслах и считают их своей собственностью. Может, стоит как-то ограничивать сроки пребывания на таких должностях? Ведь частенько это приводит к тому, о чем вы сказали, и, надо полагать, до отдельных директоров сигнал уже дошел.

— Возможно, мы к этому придем. Сократим сроки контрактов, введем более жесткие критерии оценки работы и т.д. Но во главе угла будет эффективность. Если человек возглавляет предприятие со 100-процентной государственной долей, экономические показатели которого падают, причем по субъективным причинам, то мы с ним будем прощаться, несмотря ни на какие прежние заслуги.

Эффективность и персонализация

— В недавнем интервью нашему коллеге вы заявили, что в 2019-м году намерены провести некую трансформацию органов госуправления. Что это будет? Очередная административная реформа или нечто другое?

— Это будет не реформа, а реорганизация кадровой работы на основе лучших российских государственных и корпоративных практик. У нас кадровая служба до сих пор работает по устаревшим методикам, она должна превратиться в полноценную службу управления персоналом. Это абсолютно разные вещи.

Уже создан проектный офис, который проведет масштабную работу по оценке почти двух тысяч госслужащих – от рядовых специалистов до министров, чтобы понять, на что они способны. В итоге кто-то будет признан «золотым фондом», кого-то надо будет переобучить и направить на другой фронт работы, а кто-то окажется балластом, от которого надо избавляться.

Если человек возглавляет предприятие со 100-процентной государственной долей, экономические показатели которого падают, причем по субъективным причинам, то мы с ним будем прощаться.

После апробации на республиканском уровне в 2020-м году данная методика будет масштабирована на муниципальном уровне. При этом все это делается с одной целью, и я говорил об этом в своем послании – нам всем надо учиться. Абсолютно всем, независимо от возраста и занимаемой должности.

— В своих посланиях – инвестиционном и Ил Тумэну – вы сказали о персональной ответственности руководителей. Что будете делать, если человек не справляется с порученным ему проектом? 

— Сначала мы его предупредим. Если увидим, что проблема системная и связана с качеством работы конкретного человека, то будем с ним прощаться.

— Но функционал руководителей, как правило, шире, чем один проект. Например, зампред Бычков отвечает не только за Ленский мост, но и курирует строительный блок, информационные технологии. Не справится с мостом — уйдет?

— Да. Поэтому персонификация ответственности по крупным узловым проектам, на мой взгляд, обязательно должна быть. Буквально сегодня я дал поручения до середины января сделать перечень персональных поручений членам правительства на год по конкретным проектам.

О выборах глав поселений

— Для улучшения управления территориями и, кстати, той же консолидации, на мой взгляд, у нас назревает необходимость отмены выборов на поселенческом уровне. Не веду речь о крупных городах и районных центрах. Что вы думаете по этому поводу?

— Как сказал Черчилль: «Демократия – это плохая форма правления, но ничего лучше человечество пока не придумало». И выборы, как наивысшее проявление демократии, должны быть.

С другой стороны, особенно в маленьких поселениях, выборы по большей части стали превращаться в войну кланов. Порой побеждают не самые достойные по деловым и моральным качествам, а те, у кого больше родственников или кто более влиятелен. При этом мы получаем самый негативный результат – кадровый застой, который непременно ведет к социально-экономическому застою в отдельно взятом селе или того хуже, к деградации. Получается замкнутый круг.

Народ сам должен решить – стоит ли им выбирать своего главу или отдать это право на вышестоящий улусный уровень.

Есть, конечно, и успешные примеры, когда в отдаленное село приходят молодые, перспективные кадры с опытом работы в крупных городах, продвинутые предприниматели и т.д. Но пока это, скорее, исключение, чем правило.

Вообще, есть мнение, что очень разветвленная и многочисленная сеть органов местного самоуправления из 411 единиц не способствует развитию территорий, а наоборот, служит неким тормозом. Ведь небольшим селам с их мизерной налоговой базой практически невозможно рассчитывать на какое-то развитие без участия районного центра.

Не скрою, ряд депутатов на меня уже выходили с подобными предложениями, но я убежден, что здесь инициатива должна исходить снизу. То есть народ сам должен решить – стоит ли им выбирать своего главу или отдать это право на вышестоящий улусный уровень.

Кстати, наши соседи из Магаданской области уже пришли к этому и разделили всю область на городские округа, в которые входят маленькие села. Там нет поселенческого уровня вообще, и, таким образом, они не только упростили управленческую вертикаль, но и получили ощутимую экономию бюджетных средств.

— То есть там и экономика проглядывается?

— Естественно. Но главное, значительно повысилась эффективность управленческих решений. Так что тема для разговора есть, причем самыми заинтересованными здесь должны быть люди, проживающие в том или ином селе, а также сами органы местного самоуправления.

Интерактивный отчет

— Отчет органов исполнительной власти в новом году будет? Насколько оправдана эта форма работы?

— Я уже подписал распоряжение о проведении традиционного Отчета Правительства Республики Саха (Якутия), который пройдет в феврале-марте 2019 года. Это хороший формат работы с населением, но он должен стать более интерактивным и приносить реальную пользу.

Ведь что происходило на отчетах? На каждой встрече через час разговора все сводилось к одним и тем же проблемам. Правительству надо менять формат общения. Во-первых, не давать пустых, нереализуемых обещаний, а во-вторых, подробно и доходчиво объяснять людям, что делается в целом для развития республики. И самое главное — как это отразится на жизни каждого отдельно взятого жителя Якутии, независимо от того, где он проживает – в Нерюнгри или Тикси, Ленске или Черском.

О мосте

— Кто о чем, а газета «Якутия» не может не спросить о мосте через Лену. У нас союзники-лоббисты по этому проекту на федеральном уровне? А то ответ главы государства как-то двусмысленно прозвучал, хотя это произошло на следующий день после рассмотрения на научно-техническом совете Минтранса РФ?

— Во-первых, хочу еще раз поблагодарить сотрудника газеты «Якутия», задавшего вопрос о необходимости строительства моста на пресс-конференции Президента России Владимира Путина. Ведь тем самым он поднял нашу животрепещущую тему на самый высокий уровень. Об этом узнала вся страна!

Что касается продвижения проекта, то тут надо понимать, мы находимся в достаточно жесткой конкурентной среде. Сопоставимых как по стоимости, так и по социально-экономической необходимости мостов в стране сразу несколько.

Поэтому, как я уже говорил, нам надо объединиться вокруг проекта и продвигать его на самых разных уровнях. Здесь много будет зависеть от вас, журналистов, насколько громко, аргументированно вы сможете доказать и показать это в своих и федеральных СМИ.

— Почему вы настаиваете именно на автомобильном мосте?

— В свое время именно из-за спора о том, что строить, мост или тоннель, мы потеряли драгоценное время и не смогли начать строительство (В итоге было признано, что тоннель построить нельзя).

По поводу того, какой именно нужен мост — совмещенный автомобильно-железнодорожный или только автомобильный, мы, конечно, спорим, например, с Вячеславом Анатольевичем Штыровым — он считает, что мост должен быть совмещенным. Но с точки зрения любого урбаниста Якутск и Нижний Бестях — это один и тот же город, только расположенный на разных берегах реки.

Как только появится мост — это реально будет один большой город. При этом объяснить, зачем в одном городе с населением 400 тысяч человек должно быть два железнодорожных узла, никто из нас не сможет, тем более загрузки со стороны Якутска у нас нет. Да и построить в городе «железку» и завести ее до речного порта гораздо дороже, чем построить причальную стенку в Нижнем Бестяхе.

О грязных реках и чистой воде

— Айсен Сергеевич, ваш первый указ был посвящен улучшению экологии. В Послании Ил Тумэну вы также уделили особое внимание данной теме, а также отдельно остановились на проблеме с загрязнением Вилюя. Вы удовлетворены тем, как разрешился вопрос с компенсацией ущерба?

— В такой ситуации никто не может быть удовлетворенным. Ни «АЛРОСА», ни руководство республики, ни, прежде всего, проживающие в бассейне Вилюя люди. Тем не менее, считаю, что мы пришли к компромиссному решению.

Честно говоря, с самого начала сомневался в огромных расчётах Росприроднадзора. К сожалению, это показывает уровень работы некоторых коллег, в том числе в федеральных органах, которые сначала информацию озвучивают, а через некоторое время говорят: мы ошиблись.

Я сам вырос на берегу реки Вилюй, и все, что с ней происходит, касается меня лично, моих школьных друзей, родственников, в конце концов.

Считаю, что реальный ущерб не такой огромный, как его пытаются представить некоторые псевдоэкологи, утверждающие, что река умерла, и пишут всякие страшилки в Интернете. Вот в 80-е годы, когда «Якуталмаз» сбрасывал химикаты в Марху, и потом эта вода шла через все вилюйские улусы, когда там производились ядерные взрывы, когда для строительства ГЭС затопили поселки – это на самом деле была экологическая катастрофа. Сейчас – грязная вода пришла и ушла. Но, конечно, определённый ущерб нанесен, и он будет возмещен.

Еще раз подчеркну, я сам вырос на берегу реки Вилюй, и все, что с ней происходит, касается меня лично, моих школьных друзей, родственников, в конце концов.

На самом деле эта авария научила нас тому, что мы должны вплотную заняться системой водоснабжения во всех населенных пунктах республики. Ведь когда на транспарантах пишут — теперь воду из Вилюя пить нельзя, то эти люди должны понимать, что нельзя пить воду из любой реки Якутии.

Если на то пошло, та же Яна загрязнена больше, чем Вилюй или Алдан. Поэтому мы должны создавать в республике культуру чистой воды, снабжать чистой водой наше население. Кстати, сегодня как раз подписаны все документы по новому городскому водозабору, и на Якутск пошла вода, отвечающая всем требованиям СанПинов. Может, сейчас это не все заметят, но думаю, по весне все поймут, как изменилось качество воды.

Кто придет на смену братьям Магомедовым?

— Айсен Сергеевич, проясните ситуацию по «ЯТЭК». Компания уже приостановила реализацию бензина. Что ее ожидает?

— Там надо менять собственника. Скорее всего, это может произойти уже в первом квартале нового года.

— Есть какая-то очередь из желающих завладеть активами?

— Трудно найти желающих приобрести компанию, обремененную огромными долгами. Только кредиторская задолженность составляет порядка 14 миллиардов рублей, плюс еще около 40 миллиардов рублей по гарантиям. И это при выручке в семь миллиардов.

Вот и посчитайте, кто захочет взять компанию, которая обречена на ближайшие 8-10 лет работать только на покрытие своих долгов. Тем не менее, нас не может беспокоить сложившаяся ситуация в системообразующем предприятии с богатой историей. Она неординарная и требует скорейшего разрешения.

О физиках и лириках

— Давайте отвлечемся немного. У известного советского поэта Бориса Слуцкого есть стихотворение «Физики и лирики», где он говорит почему физики в почете, а лирики в загоне. Как вы, физик по образованию, относитесь к этому противопоставлению?

— Это было во все времена, когда технократы якобы не уживаются с гуманитариями. На самом деле они гармонично друг друга дополняют. Если бы не было первых, то мы бы не достигли технического прогресса, а вторые наполняют культурное и духовное развитие, без которого также немыслимо движение общества вперед.

— Ну, на самом деле и среди физиков немало поэтов, бардов, писателей. Недавно я узнал, что вы пишете стихи. Вы к этому основательно подошли, с изучением всей теории стихосложения с его ямбами, хореями или это все-таки определенные душевные порывы?

— Скорее, второе.

— Эти произведения строго для внутреннего, семейного пользования или нам стоит рассчитывать на появление сборника стихов Ил Дархана?

— Строго для внутреннего семейного пользования (Смеется).

О годе театра

— На федеральном уровне 2019-й год объявлен Годом театра. Чего стоит ждать театральной общественности в этот год? Именно в плане материально-технического оснащения.

— Якутию, помимо прочего, по праву можно назвать театральной республикой. Поэтому мы только можем приветствовать решение Владимира Владимировича Путина об объявлении Года театра и будем предпринимать конкретные шаги по укреплению материально-технической базы.

Так, мы уже приняли решение о собственном здании для Театра эстрады РС(Я) и Национального театра танца имени С.А.Зверева. Эти сравнительно молодые творческие коллективы разместятся в бывшем здании клуба «Европа». Кроме того, будем думать, как помочь Театру Юного зрителя и Театру Олонхо.

— А что с Нюрбинским театром? Будет забита первая свая нового здания?

— Там будет забито много свай. Решение уже принято, в самое ближайшее время строительство начнется и талантливая труппа, возглавляемая самобытным режиссером Юрием Макаровым, наконец-то обретет собственное, оснащенное современным театральным оборудованием здание.

— Вас можно назвать театралом? Следите за новыми постановками?

— Еще в студенческую пору по мере возможностей, с билетами-то всегда было туго, я просмотрел множество спектаклей практически во всех ведущих театрах Москвы. Ну и, конечно, не пропускал гастроли якутских театров. Того же «Кудангсу Великого» я впервые просмотрел именно в столице.

О борьбе, футболе и физической форме

— Вы вернули традицию и лично возглавили Федерацию спортивной борьбы Якутии, где данный вид спорта был, есть и будет видом спорта №1. Как вы оцениваете шансы попадания наших борцов в состав сборной России на предстоящем домашнем Кубке мира?

— Если Тютрин и Рассадин будут так же бороться, как недавно в Осетии, то у меня язык не повернется просить главу Федерации спортивной борьбы России Михаила Мамиашвили и главного тренера сборной Джамболата Тедеева включить наших ведущих борцов в состав команды. Здесь все будет зависеть от самих спортсменов и, конечно, работы тренерского состава.

Какие тренажеры, если с конца ноября я по большей части нахожусь в беспрерывных перелетах. Сказывается моментально, за три месяца прибавил три килограмма. Буду исправлять ситуацию.

— Вы лично просматривали записи их поединков?

— А как же. Честно говоря, был разочарован, как и все многочисленные поклонники борьбы.

— Вообще часто смотрите спортивные трансляции? Какие виды спорта предпочитаете?

— Стараюсь не пропускать крупные соревнования. Предпочитаю конный спорт и вольную борьбу.

— А футбол? За кого болеете?

— Как же без него! За мундиалем следил наравне со всеми. Уже много лет в России болею за «Спартак».

— Как поддерживаете физическую форму?

— Совсем недавно регулярно занимался на тренажерах, бегал по беговой дорожке и т.д. Но в последнее время катастрофически нет времени. Какие тренажеры, если с конца ноября я по большей части нахожусь в беспрерывных перелетах. Сказывается моментально, за три месяца прибавил три килограмма. Буду исправлять ситуацию.

Бонус года

— Что вы ожидаете в качестве главного бонуса для Якутии в наступающем 2019-м году?

— Чтобы разрешился вопрос с началом строительства моста через Лену!

Спасибо за беседу.

11.01.2019
1
1
 954
Федор Григорьев

Федор ГригорьевСмотреть все записи

Главный редактор газеты «Якутия»

Универсальный журналист: в его исполнении одинаково увлекательны аналитика, спортивные репортажи, интервью и любые другие жанры. Однако основные его темы – экономика и политика.
Окончил филологический факультет ЯГУ им. М.К. Аммосова.
В «Якутии» с 1993 года. Возглавил редакцию в июне 2017-го.

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

18 − восемнадцать =